Талергофский Альманах
Выпуск II. Терроръ въ ГаличинЪ. Терроръ въ БуковинЪ. Отзвуки печати. Терезинъ, Гминдъ, Гнасъ и др. Беллетристика.
Главная » Талергофский Альманах 2
32

Бобрецкій уЪздъ.

С. Шоломыя. Я былъ арестованъ въ первыхъ дняхъ августа 1914 года во время уборки хлЪба въ полЪ. ПослЪ предварительнаго карманнаго обыска тутъ же на мЪстЪ, a затЪмъ послЪ обыска у себя дома, я былъ отправленъ жандармскимъ вахмистромъ Ковальскимъ подъ рукоплесканія украинофиловъ сначала въ Звенигородъ, a послЪ въ уЪздную тюрьму въ БобркЪ и посаженъ вмЪстЪ съ уголовными преступниками. Допрашивалъ меня судебный слЪдователь Вассерманнъ. Тогда я узналъ, что я арестованъ по доносу односельчанъ украинофиловъ: П. Лобы и Гр. Болкота. ВмЪнялось мнЪ въ вину сообщничество съ православнымъ священникомъ Гудимой и съ студенческой молодежью, и что будто бы ко мнЪ часто пріЪзжали изъ Львова неизвЪстныя темныя личности, вмЪстЪ съ которыми я составлялъ планы и пересылалъ ихъ въ Россію, a дальше, что я выписывалъ изъ Россіи кукурузу и рисъ распредЪлялъ ихъ въ агитаціонныхъ цЪляхъ между крестьянъ. Доносъ былъ подписанъ обоими упомянутыми украинофилами и скрЪпленъ печатью сельскаго правленія. Я конечно постарался защитить себя отъ взведеныхъ на меня дожныхъ обвиненій. Я показалъ судебному слЪдователю переводы и фактуры на кукурузу и рисъ, выписанный мною въ 1913 году изъ Буда-Пешта и Одерберга для распредЪленія между голодающее населеніе.

Должно быть судебный слЪдователь убЪдился въ моей невиновности и отпустилъ меня домой послЪ краткаго совЪщанія съ предсЪдателемъ суда г. Зубрицкимъ.

Однако мнЪ не судилось остаться дома. Сейчасъ же на другой день явились ко мнЪ на домъ жандармы во главЪ съ комиссаромъ уЪзднаго староства и опечатавъ сельскую читальню, предсЪдателемъ которой былъ я, увезли меня

33

обратно въ Бобрку и посадили въ уЪздную тюръму. ВскорЪ привезли сюда о. Глинскаго изъ Подмонастыря, АлексЪя Ревуцкаго изъ СтрЪличъ, о. Стецева изъ Берездовичъ, студ. Швайку— служ. русс. кред. О-ва въ БобркЪ, о. Кармалиту изъ СтрЪлокъ и др. 13 августа насъ перевезли въ Львовъ и размЪстили въ Бригидкахъ. О страшныхъ мученіяхъ и лишеніяхъ въ этой тюрьмЪ разсказали уже другіе. Я постараюсь возстановить картину, потрясшую до глубины души жителей нашей келіи.

Изъ маленькаго окошка видЪли мы, какъ во дворЪ вЪшали нашихъ крестьянъ. Роль палачей исполняли солдаты. Одного парня, кажется изъ с. Туринки вЪшали дважды; когда онъ первый разъ повисъ въ воздухЪ, и подъ тяжестью тЪла заколыхалась и затрещала висЪлица, не выдержала веревка и сорвавшійся парень шлепнулся на землю. Пролежавъ нЪсколько минутъ неподвижно, парень поднялся на колЪни и началъ молиться.

Мы онЪмЪли отъ ужаса, a разфранченные палачи не смущаясь вовсе изображенной мною картинкой принесли новую веревку на которой повЪсили свою жертву.

Чуть свЪтъ въ день Усп. Б. М. насъ повели изъ Бригидокъ по Городецкой ул. на главный вокзалъ. Не смотря на раннее время на улицЪ ожидала насъ толпа городской черни, привЪтствовавшая насъ градомъ камней и отборными ругательствами. Конвойные солдаты вмЪсто защищать сопровождаемыхъ, подзадоривали толпу, обвиняя насъ въ неуспЪхахъ австрійскихъ войскъ на русскомъ фронтЪ.

Передъ мною шла учительница изъ Знесенья (фамиліи не помню). Вдругъ приступаетъ къ ней неизвЪстный франтъ и ударяетъ палкой по головЪ. Обливаясь кровью учительница упала на мостовую. Я съ студентомъ Навроцкимъ подхватили ее полуживую и понесли на вокзалъ, гдЪ мы были размЪщены по 70 человЪкъ въ каждомъ вагонЪ.

Въ ШоломыЪ были арестованы слЪдующія лица: студ. Григорій Чемерисъ, крестьяне Яковъ Милявскій, Григорій Порада, Андрей Мокрый, Михаилъ Бащишинъ, Даніилъ Шипула и Михаилъ Карабинъ. Аидрей Мокрый и Михаилъ Бащишинъ умерли отъ истощенія вскорЪ послЪ освобожденія.

крест. М. К. Кузыкъ.

 


mnib-msk@yandex.ru,
malorus.ru 2004-2018 гг.