Талергофский Альманах
Выпуск II. Терроръ въ ГаличинЪ. Терроръ въ БуковинЪ. Отзвуки печати. Терезинъ, Гминдъ, Гнасъ и др. Беллетристика.
Главная » Талергофский Альманах 2
18

Добромильскій уЪздъ.

С. Рыботицкій Посадъ. ПослЪ закрытія всЪхъ русскихъ институцій и издательствъ въ августЪ 1914 года, я, не получая русской газеты изъ Львова, а интересуясь политическими событіями, ходилъ иногда въ близъ лежащее мЪстечко Рыботичи къ врачу Гурскому читать газеты. Однажды на обратномъ пути встрЪтившись съ жандармомъ Рудовскимъ, весьма совЪстнымъ и честнымъ человЪкомъ (бЪлый крукъ между жандармами — поляками) разсказалъ ему о французской побЪдЪ надъ нЪмцами надъ Марной. Жандармъ предупредилъ меня, что въ настоящее время надо быть осторожнымъ, что молъ можно невинно пострадать за каждое неосторожное слово. — „Dzisіаj nikt nіe рewny czу gо nіkt nie wezma".

Видно, что нибудь да зналъ жандармъ, только неловко было ему распространяться передъ хорошимъ

19

своимъ знакомымъ. Я конечно взялъ во вниманіе его соображенія и чувствуя инстинктомъ, что злой рокъ виситъ надъ всЪми русскими галичанами, весь ушелъ въ себя и въ исполненіе своихъ священническихъ обязанностей.

Въ первыхъ дняхъ всеобщей мобилизаціи отправился я съ списками своихъ прихожанъ въ сельское правленіе. Тутъ составлялись и провЪрялись списки подлежащихъ воинской повинности. Сельское правленіе было уже въ сборЪ, также присутствовали два жандармы-мазепинцы. Когда послЪдніе удалились въ село, я случайно замЪтилъ лежащую на полу бумажку. Поднявъ ее, я познакомился съ ея содержаніемъ. Бумагу потерялъ жандармъ. Было это отношеніе жандармскаго управленія, въ которомъ сообщалосъ изъ ВЪны, что 1) за арестованіе всякаго неблагонадежнаго интелигента назначается правительствомъ награда въ 60 коронъ; 2) арестованіе подозрЪваемаго крестьянина награждаетоя суммой 8 коронъ; и 3) за саботажъ, шпіонажъ, въ частности поврежденіе телеграфной и телефонной сЪти полагается строжайшее наказаніе, лицамъ же схватившимъ преступника или указавшимъ его выдается вознагражденіе въ суммЪ 200 коронъ.

МнЪ стала ясной причина массовыхъ арестовъ. ВЪдь темныя личности, желающіе выручить грошъ хотя бы цЪной жизни своего ближняго, находятся вездЪ въ изобиліи. Распоряженіе правительства было понято жандармами и ихъ агентами какъ средство наживы—благо моментъ такой подошелъ, не слЪдуетъ выпускать его изъ рукъ.

Заходилъ въ то время къ моему сыну коррепетиторъ гимназистъ Михаилъ Хроновичъ. Молодой человЪкъ, хотя по убЪжденіямъ своимъ былъ ярымъ украинофиломъ, однако душа и совЪсть его была неиспорчена. Какъ то заходитъ ко мнЪ въ кабинетъ, весь взволнованный и возмущенный. На вопросъ, что съ нимъ случилось, отвЪтилъ:

— „Сейчасъ я былъ въ Рыботичахъ, гдЪ повстрЪчавшійся мнЪ знакомый жандармъ предложилъ мнЪ отправиться въ сосЪднія русскія селенія и заняться слЪжкой русскихъ людей, въ частности интелигенціи, обЪщая постоянное мЪсячное вознагражденіе и особое за всякій доносъ".

Гямназистъ отклонилъ съ отвращеніемъ предложеніе жандарма, а чтобы не подвергнуться мести, поступилъ охотникомъ на военную службу.

ПримЪромъ кровавой неразберихи, господствовавшей во время войны въ ГаличинЪ, можетъ также послужитъ маленькое происшествіе съ сельскимъ старостой въ Рыбот. ПосадЪ. Домъ его стоялъ за селомъ, а безпрерывно проходившія австрійскія войска постоявно требовали старосту для разныхъ справокъ, для дачи квартиръ, подводъ и т. д. Чтобы упростить дЪло, сельскій староста примЪстился со своей канцелярій т. е. съ кипой бумагъ на вольномъ воздухЪ въ мЪстЪ, гдЪ скрещивались дороги. Надошли мадьярскіе жандармы и увидЪвъ мужика, лежащаго съ бумагами и перомъ на травЪ, сейчасъ же его арестовали и раздЪли съ цЪлью повЪсить въ недалекой церковной оградЪ. Счастье хотЪло, что въ тотъ же моменгь надъЪхалъ галопомъ мадьярскій офицеръ, утекающій съ отрядомъ кавалеристовъ. Офицеръ справился сперва у жандармовъ, а затЪмъ заговорилъ къ полуживому старостЪ на „русско-польскомъ" языкЪ.Такъ опредЪлилъ староста нарЪчіе на которомъ заговорилъ къ нему офицеръ, бывшій по національности по всей вЪроятности словакомъ. Офицеръ приказалъ

20

освободить крестьянина, а когда жандармы удалились посовЪтовалъ ему спрятаться и совсЪмъ не показываться никому на глаза.

ВскорЪ и я былъ арестованъ. Въ перемышльскую тюрьму препровождали меня среди обычныхъ надругательствъ вмЪстЪ съ г.г. Нездропой, Заблоцкимъ, свящ. Гукевичемъ, д-ромъ Ильницкимъ и множествомъ другихъ. Въ трехъ товарныхъ вагонахъ Ъхало 200 человЪкъ, въ томъ числЪ нЪсколько россійско-подданыхъ поляковъ изъ Красника. Не смотря на усиленную просьбу начальника конвоя дать еще одинъ вагонъ, чиновникъ тяги, полякъ, грубо отказалъ въ просьбЪ, пожелавъ намъ „передохнуть" по пути въ Градецъ.

свящ. Мирославъ Лысякъ.

 


mnib-msk@yandex.ru,
malorus.ru 2004-2018 гг.