Талергофский Альманах
Выпуск II. Терроръ въ ГаличинЪ. Терроръ въ БуковинЪ. Отзвуки печати. Терезинъ, Гминдъ, Гнасъ и др. Беллетристика.
Главная » Талергофский Альманах 2
142

Первый вЪнскій русскій процессъ.

Слушалосъ это дЪло передъ военным дивизіоннымъ судомъ ландверы (Landwehrgivisionsgericht) въ ВЪнЪ въ теченіи двухъ мЪсяцевъ, съ 21 іюня по 21 августа 1915 г., подъ предсЪдательствомъ (Vorsitzender) оберста Карла Петцольда, докладчикомъ-руковолемъ (Verhandlungsleiter) оберлейтенанта-аудитора д-ра Роберта Пейтельшидта и военнаго прокурора (Militar-Anwalt) оберлейтенанта-аудитора д-ра Рудольфа Вундерера.

Въ качествЪ обвиняемыхъ въ государственной измЪнЪ,—обвиненіе обычное въ то безумное время, — привлекались арестованные въ первые дни начавшейся войны:

1. Д-ръ Дмитрій Андреевичъ Maрковъ, депутатъ австрійскаго парламента;

2. Владиміръ Михайловичъ Курыловичъ, депутатъ австрійскаго парламента;

3. Д-ръ Кириллъ Сильвестровичъ Черлюнчакевичъ, адвокатъ в ПеремышлЪ;

4. Д-ръ Иванъ Николаевичъ Дрогомірецкій, адвокатъ въ ЗолочевЪ;

5. Дмитрій Григорьевичъ Янчевецкій , журналистъ, корреспондентъ газ. „Новое Время";

6. Фома Дьяковъ, крестьянинъ изъ с. Вербища;

7. Гавріилъ Мулькевичъ, кузнецъ изъ Каменки-Струмиловой.

143

Уже самъ внЪшній подборъ лицъ изъ различныхъ общественныхъ круговъ и мЪстожительствъ и предъявленіе имъ одного и того же обвиненія, свидЪтельствуетъ о томъ, что объединеніе всЪхъ этихъ лицъ подъ однимъ общимъ обвиненіемъ не имЪло никакихъ фактическихъ основаній, за исключеніемъ русской идеи, свойственной всЪмъ подсудимымъ.

Сущность государственной измЪны подсудимыхъ состояла, по обвивительному акту, въ томъ, что 21 іюля 1914 года и послЪ объявленія всеобщей мобилизаціи, 31 іюля 1914 г. состояли членами „Русскаго Народнаго СовЪта" и прочихъ русскихъ обществъ, и что въ качествЪ основателей „Карпаторусскаго освободительнаго Комитета" посредствомъ руссофильской агитаціи и подстрекательства, какъ зачинщики предпринимали нЪчто, угрожавшее отпаденію отъ Австро-Венгерской имперіи Галиціи, Буковины и части Венгріи, населенной „рутенами" и т. п.

ВмЪсто уликъ — всевозможныхъ документовъ и вещественных доказательствъ, фигурировали на судЪ русскіе газеты и журналы, выписываемые посредствомъ австрійской же государственной почты, русскія книги, частныя письма съ безобиднымъ содержаніемъ, a даже открытки съ видами Россіи.

Для тенденціоннаго австрійскаго военнаго правосудія ничего больше и не требовалось — это стало яснымъ сразу, какъ все дЪло свелось къ тому, что въ Австро-Венгріи никогда не было нЪтъ и быть не можетъ никакого русскаго народа, a есть лишь одинъ вЪрноподданный „украинскій" народъ. Потому, кто лишь осмЪливается признавать себя русскимъ и употребляетъ русскій литературный языкъ, уже тЪмъ самимъ совершаетъ тяжкое государственное преступленіе.

Былъ вызванъ цЪлый рядъ свидЪтелей, здЪсь же приводятся показанія лишь нЪсколькихъ, болЪе видныхъ „украинскихъ" дЪятелей; показанія ихъ не нуждаются въ комментаріяхъ и говорятъ сами за себя:

Владиміръ Ясеницкій, отставной совЪтникъ суда въ Черновцахъ, сообщаетъ, что „русскій" въ національно-культypномъ отношеніи — это лишь пустыя слова, подъ которыми скрыты дЪйствія государственной измЪны. ВсЪмъ очевидно, что подсудимые хотЪли отторженія Галиціи отъ австрійскаго государства, и присоединенія ея къ Россіи. Такое соединеніе подготовлялось посредствомъ русских газетъ, русскаго правописанія, и дЪятельностью обществъ. Качковскій, основатель (!?) общества, хотя и былъ совЪтникомъ суда, но былъ русскихъ убЪжденій и умеръ въ КронштадтЪ.

Василій Яворскій изъ Новаго Сонча заявляетъ, что въ 1897 г. состоялось въ Новомъ СончЪ собраніе, на которомъ всЪ ораторы хвалили Россію, утверждая, что въ Россіи населеніе плотитъ меньше налоговъ и имЪетъ больше земли. ВсЪ лемки и священники на ЛемковщинЪ — это руссофилы.

Ярославъ Веселовскій, редакторъ „Діла" утверждаетъ, что дЪятельность Русскаго Народнаго СовЪта имЪла цЪлью присоединеніе Гадиціи, Буковины и части Венгріи къ Россіи; послЪ объявленія войны Дудыкевичъ, Лабенскій, Сьокало, Глушкевичъ основали „Освободительный Комитетъ", задачи котораго сводились сключительно къ одному: отторженію Галиціи, причемъ послЪ паденія Перемышля Дудыкевичъ созвалъ торжественное засЪданіе, послЪ чего былъ представленъ царю. Въ настоящее

144

время и Народный СовЪтъ имЪетъ сношенія съ Синодомъ, властями и всевозможными обществами; перемЪняютъ школьную систему, языкъ и вЪру. Общество им. М. Качковскаго вело подготовительную работу для вступленія русской арміи посредствомъ книжекъ издаваемыхъ на деньги полученныя отъ гр. Бобринскаго, a „Народный СовЪтъ" занимался вербовкой для русской арміи добровольцевъ — противъ Австріи, преимущественно изъ членовъ „РусскихъДружинъ", которыя пользовались русской командой и имЪли русскіе флаги. Слово-же „Русь" значитъ то же самое, что и „Россія". Царь въ своей рЪчи сказалъ „недЪлимая Русь".

Д-ъ Федоръ Ваньо, адвокатъ изъ Золочева, являясь свидЪтелемъ - экспертомъ формулируетъ нелЪпую дилемму: „Кто употребляетъ русскій языкъ, не можетъ бытъ хорошимъ австрійцемъ; хорошими австрійцами являются лишь — украинцы; поэтому всЪ члены русско-народной партіи — измЪнники, ибо они не украинцы.

Дудыкевичъ и товарищи, по его мнЪнію, стремились къ отторженію Галичины, событія подтверждаютъ это, и хотя точныя дЪйствія въ этомъ направленіи ему неизвЪстны, однако освЪдомленъ о томъ, что велась пропаганда православія и русскаго языка съ цЪлью уничтоженія украинцевъ. ИзвЪстно, что въ селЪ Трудовачъ, во время собранія пЪли „Боже Царя храни".

Д-ръ Кирилъ Студимскій, профессоръ Львовскаго университета сообщаетъ, что по его мнЪнію всЪ лидеры партіи стремились къ отторженію Галичины отъ Австріи и подговляли къ этому народъ посредствомъ газетъ; въ пользу православія занималось О-во им. М. Качковскаго, издавая книжки для народа, a бурсы содерживались на рубли.

А. Колесса, профессоръ университета утверждаетъ, что руссофильскіе лидеры старались убЪдить народъ, что онъ русскій, и что его роднымъ языкомъ является русскій языкъ, воспитывая народъ въ симпатіи къ Россіи и къ православію; для бурсъ выписывали учителей изъ Россіи; общество им. М. Качковскаго пропагандировало поЪздки въ Почаевъ, a большія суммы рублей создавали симпатіи въ Пользу Россіи.

Семенъ Витыкъ, депутатъ показываетъ, что книжки издаваемыя обществомъ им М. Качковскаго учили народъ, что въ Россіи было бы лучше, и если бы пришелъ Царь, то онъ будетъ заботиться о крестьянствЪ. Со временъ гр. Потоцкаго усиливалась агитація въ пользу Россіи, во всЪхъ направленіяхъ посредствомъ газетъ, бурсъ и каждый угадывалъ, что эта агитація ведется за рубли и усиливается до невозможныхъ предЪловъ (напр. Пустошкинъ и гр. Бобринскій). „Русскія Дружины" организовывались для борьбы на сторонЪ Россіи, противъ Австріи и украинцевъ. Во время выборовъ, благодаря милліонамъ рублей розданныхъ агитаторамъ русскіе избрали 10 депутатовъ и были бы избрали больше если бы во время правительство не начало преслЪдованій. Молодежь массами шла въ Почаевъ и Холмъ, гдЪ еп. Евлогій подготовлялъ изъ нея кадры православныхъ священниковъ для Галичины.

Д-ръ Феофилъ Кормошъ, адвокатъ изъ Перемышля: подсудимые состояли въ тайной связи съ Россіей, a въ книжкахъ, издаваемыхъ О-вомъ им. М. Качковскаго восхвалялся Царь; для поддержки бурсъ и многихъ руссофиловъ получались изъ Россіи рубли.

145

о. Стефанъ Онышкевичъ, депутатъ говаритъ, что русская партія стремилась къ соединенію съ Россіей, причемъ всЪ газеты занимались цареславіемъ и восхваляли Россію. Пропаганда православія имЪла политическій характеръ. Деньги массами высылались изъ Кіева, причемъ наши (украинскія) газеты имЪютъ квитанціи изъ Кіева. По мнЪнію о. Онышкевича русская партія вредна Австріи; подтвержденіе своего мнЪнія видитъ онъ въ измЪнахъ многихъ деревень, и тЪмъ объясняетъ массовые аресты за шпіонство и измЪну.

Вячеславъ Будзиновскій, депутатъ: Не было тайной, что руссофильскіе священники и интеллигенція стремятся къ оторженію Галичины отъ Австріи, они вЪдь говорили: „русскій штыкъ спасетъ насъ отъ рабства", a крестьянъ обманывали игрой словъ: „русинъ — русскій, напр.: „Царь русскій, правительство русское, вы тоже русскіе". Многіе священники, напр, Гоцкій, Ясеницкій, Сойка, — шпіоны, причемъ въ с. ЦЪнева всЪ крестьяне служатъ русскимъ подъ руководствомъ свящ. Сойки.

Д-ръ Я. Петрушевичъ, депутатъ (впослЪдствіи „західно-украінський диктатор") утверждаетъ, что вслЪдствіе притЪсненій рутеновъ, болЪе слабые изъ нихъ перестали надЪяться на Австрію, и предполагали съ помощью Россіи выбороть себЪ лучшее будущее. Если бы не поддержка гр. Потоцкаго, то русскіе давно исчезли бы. НесомнЪнно, что всЪ стремились къ отторженію Галичины отъ Австріи и присоединенію послЪдней къ Россіи. Вели агитацію посредствомъ газетъ и обществъ, пЪсни „Боже Царя храни", a y "Русскихъ Дружинъ" были русскіе прапоры.

Д-ръ Кость Левицкій депутатъ: со временъ Наумовича ихъ кличъ: „мы одинъ народъ съ русскими". Начиная съ 1907 г. велась открытая пропаганда въ пользу Россіи. Изъ Россіи получалось много пособій, a дЪлежъ рублей происходилъ открыто. Я говорилъ НамЪстнику Корытовскому, что все это представляетъ для Австріи большую опасность и потому Австрия должна оказывать украинцамъ больше поддержки, чЪмъ до сихъ поръ. О-во им. М. Качковскаго, гонки, молочные кооперативы и др. общества и учрежденія занимались агитаціей въ пользу Россіи, a въ бурсахъ, гдЪ пЪлись русскія пЪсни, были портреты Царя и русскихъ полководцевъ. Крестьянъ учили измЪны, a „Русскія Дружины" подготовляли крестьянъ для Россіи; русскихъ офицеровъ освЪдомляли руссофилы. Въ 1913 г. въ голодный годъ разпредЪлялись въ ГаличинЪ рубли и хлЪбъ изъ Россіи со словами : „все это отъ Царя".

Не удовлетворяясь массой свидЪтелей изъ „украинскихъ" общественныхъ круговъ, изъ которыхъ кромЪ перечисленныхъ свидЪтелей - „экспертовъ" было много добровольцевъ — свидЪте-лей-доносчиковъ, и которые всЪ вмЪстЪ старались, принимая въ основаніе формулу д-ра Ф. Ваньо, — что кто употребляетъ русскій языкъ, тотъ не можетъ быть хорошимъ австрійцемъ", — доказать, что въ предЪлахъ Австро-Венгріи никогда не было, нЪтъ и не мо-жетъ быть никакого русскаго народа, австрійское судилище, надЪясь поддержать и доказать утвержденія своихъ вЪрныхъ сыновъ, призвало научнаго эксперта въ лицЪ самаго авторитетнаго славяновЪда д-ра Вацлава Вондрака, профессора ВЪнскаго (впослЪдствіи Брненскаго) университета, нынЪ уже покойнаго, задачей котораго было выяснить отношеніе русскаго

146

литературнаго языка къ отдЪльнымъ русскимъ нарЪчіямъ. Глубоко научная и правдивая экспертиза проф. Вондрака не побоявшагося въ то лютое время мужественно и нелицепріятно эаявить на основаніи научныхъ данныхъ, что русскій народъ и его языкъ едины, не убЪдила судей палачей рЪшившихся все таки приговорить ни въ чемъ неповинныхъ людей къ смертной казни черезъ повЪшеніе, предотвращеной лишь случайно благодаря усиленному ходатайству испанскаго короля.

Весь ходъ этого военно-политическаго дЪла — трудно въ настоящее время точно отобразить въ виду его громадныхъ размЪровъ — 40 съ лишнимъ большихъ томовъ самого стенографическаго отчета, но изъ приведенныхъ показаній части свидЪтелей можно прослЪдить цЪль этого страшнаго и позорнаго суднаго дЪла.*)

[*) Краткій обзоръ процесса см. въ статьЪ К. Николаевича: „Первый вЪденскій процессъ" въ календарЪ О-ва им. М. Качковскаго на 1920 г., Львовъ, 1919, стр. 130—134. Экспертиза проф. В. Вондрака изложена въ книгЪ: Вопросъ объ единствЪ русскаго языка передъ австрійсквмъ военнымъ судомъ въ ВЪнЪ въ 1915 г. съ предисловіемъ и примЪчаніями проф. Ю. А. Яворскаго, Львовъ, 1924, Издательство „Живое Слово".]


mnib-msk@yandex.ru,
malorus.ru 2004-2018 гг.