Талергофский Альманах
Выпуск II. Терроръ въ ГаличинЪ. Терроръ въ БуковинЪ. Отзвуки печати. Терезинъ, Гминдъ, Гнасъ и др. Беллетристика.
Главная » Талергофский Альманах 2
81

Bиновнaя.

(Изъ газ. „Новое Время").

Чистая сердцемъ, простая обычаемъ, небогатая, подчасъ голодная, сильная множествомъ, слабая непорядкомъ и темнотою строилась святая Русь. То — неладно, это — нехорошо, a въ общемъ, слава Богу, живы: Христосъ терпЪлъ

82

и намъ велЪлъ. Но если многое свое она упускала, если порой робко сторонилась передъ самодовольнымъ хозяйничаньемъ блестящихъ западныхъ господъ, одного она никогда не могла вынести: плача и стоновъ, долетавшихъ до нея съ далекой чужбины. Сколько разъ ополчалась она, чтобы выручать своихъ и отъ злого татарина, и отъ звЪря башибузука, и отъ закованнаго въ желЪзо нЪмца. Вся русская лЪтописъ, оть древнЪйшихъ временъ и до послЪднихъ дней, не является ли сплошною повЪстью неволи и мученій, сплошнымъ и кровавымъ усиліемъ освобожденія?

ПослЪднихъ своихъ дЪтей, въ конецъ замученныхъ и обезсилЪвшихъ, святая Русь освобождаетъ Она очистила ихъ земли, но дальше, за предЪлами огненной полосы, еще томятся по тюрьмамъ, еще стонутъ въ оковахъ тысячи русскиихъ галичанъ.

Она очистила ихъ земли: на крики распинаемыхъ, битыхъ, сожженныхъ, на вопли сиротъ задушенныхъ и прирЪзанныхъ, она устремилась непобЪдимымъ порывомъ сЪраго войска и ворвалась съ винтовкою въ рукахъ, въ изодранной, запыленной одежЪ, она только что разбила прикладомъ зеркальное окно великолЪпныхъ палатъ западной культуры, вскочила въ это окно и ступила тяжелымъ сапогомъ на мягкій, роскошный коверъ...

И вотъ она озирается, застЪнчиво и виновато улыбаясь.

Она какъ будто не можетъ понять что эти роскошныя палаты созданы вЪковою несправедливостью и рабскимъ трудомъ обобранныхъ и подневольныхъ ея сыновъ. Ей совЪстно помять причудливые цвЪтники, вырощенные на дЪдовской землЪ чужими насильниками, прогнавшими съ родного поля голоднаго хозяина и его ребятишекъ. ЦвЪтники такъ красивы, и среди нихъ гуляетъ такой важный баринъ.

Растерянно глядитъ бЪдная, торжествующая виновница, — крестьянская Русь, робко замираетъ у нея на устахъ вопросъ: "гдЪ же вы, мои сыны?" A сыны ея тутъ: это карпатскій пастухъ съ холщевымъ мЪшкомъ за спиной, a въ мЪшкЪ хлЪбъ, да кусокъ овечьяго сыра, это - приниженный, бЪдный хлопъ, не знающій какому пану ему теперь нужно руку цЪловать, это въ голосъ ревущія поповы дЪти, подобранныя казаками въ лЪсу, куда они „втЪкли" послЪ того, какъ мать ихъ закололи штыками „жолнеры", a отца увели куда то въ кандалахъ по приказанію блистательнаго князя церкви, уніатскаго митрополита графа Андрея Шептицкаго.

— Ахъ вы бЪдные... всЪ ли вы тутъ? —

НЪтъ, не всЪ; вотъ идутъ еще стройными рядами, смЪлые, довольные, со знаменами. Говорятъ: жилось намъ хорошо и тебя мы не знали. Чуръ, близко не подходи и насъ не трогай, да съ родствомъ своимъ не больно приставай, — не такъ ужъ лестно.

— Да кто же вы такіе?

— Вотъ, что обозначено на нашихъ стягахъ, a что на знамени, то и на сердцЪ: видишь полотнище австрійскихъ цвЪтовъ и на немъ портретъ Мазепы. Что ты - отвергла, тому мы молимся; что проклинаешь, то мы чтимъ. Не сыны мы тебЪ и ты намъ не мать.

И еще ниже клонится голова святой, крестьянской Руси, и еще смущеннЪе ея добрая, страдающая улыбка... Что дЪлать? Какъ быть?

На выручку является господская, ученая Русь. Она все знаетъ, все читала, все порЪшила, всякую бЪду

83

руками развела и распоряжаться мастерица. Вотъ она и учитъ: первЪе всего помни, что ты — дура, сапогами по коврамъ не слЪди и со своими хлопами да пастухами не лЪзь. Хлопы къ нищетЪ привыкли, потерпятъ еще; бЪды не будетъ. Главное — помни, что на насъ смотритъ Европа, a нЪмцы въ тысячу глазъ глядятъ, все ждутъ, на чемъ мы проштрафимся.

Такія поученія несутся изъ Кіева, Москвы и Петрограда, гдЪ суетятся печальники „несчастныхъ украинцевъ" и попечители „культурныхъ" нЪмцевъ. Они охаютъ, какъ бы святая Русь не сдЪлала неудобнаго шага, какъ бы не проявила усердія къ своей православной вЪрЪ. Они въ ужасЪ шипятъ: начнутся безтактности, возня съ православіемъ, что о насъ будутъ думать вельможные прелаты, аристократическіе, нарядные враги?

НЪтъ: бЪдная, чистая сердцемъ, святая страдалица Русь, — не виновна ты ни въ чемъ и ... можешь съ высока поднятымъ челомъ вступить въ завоеванныя богатыя палаты. СтЪны ихъ тысячу разъ оплачены безцЪнною кровью родныхъ страдальцевъ и нЪтъ въ нихъ мЪста для насильниковъ и предателей. ОнЪ не огласятся воплями звЪрскаго торжества, но звуки своей древней пламенной молитвы пусть громко наполнятъ эти стЪны величественной, торжественной хвалой.

А. А. Столыпинъ.


mnib-msk@yandex.ru,
malorus.ru 2004-2018 гг.