Талергофский Альманах
Выпуск II. Терроръ въ ГаличинЪ. Терроръ въ БуковинЪ. Отзвуки печати. Терезинъ, Гминдъ, Гнасъ и др. Беллетристика.
Главная » Талергофский Альманах 2
72

Жабякъ и Кобылянскій.

Въ слЪдующихъ двухъ жертвахъ пана Загурскаго - Кобылянскомъ и ЖабякЪ—трудно найти преступленіе. Кобылянскій имЪлъ при себЪ 100 коронъ и коробку спичекъ съ угорскимъ ярлычкомъ и абсолютно ничего больше. Послушайте, что сочинилъ панъ Загурскій:

Обжалованные Кобылянскій и Жабякъ были въ то же время арестованы патрулемъ на угорской границЪ. Оправдывались они желаніемъ освЪдомить австрійскія войска, a именно военныя заставы, расположенныя нa галицко-угорской границЪ, что возлЪ Сенечола видны русскія войска. Такъ какъ свидЪтели: поручикъ Coervoes, подпоручикъ Szerdahaly, Szuets и Buri показали, что обжалованные Кобылянскій и Жабякъ старались пройти мимо австро-угорскихъ форпостовъ и при встрЪчЪ съ ними дрожали, что, въ свою очередь, сейчасъ возбудило подозрЪніе, ввиду чего военно-полевой судъ пришелъ къ заключенію, что желаніе увЪдомить австро-угорскіе пограничные форпосты о появленіи русскихъ войскъ въ окрестности Сенечола должно было послужить имъ отговоркой въ случаЪ, если бы не могли обойти австрійскихъ форпостовъ.

Къ такому заключенію пришелъ военно-полевой судъ тЪмъ болЪе, что на основаніи показаній свидЪтеля , подпоручика Szerdahaly установлено, что заявленіе подсудимыхъ, которое должно было оправдать переходъ угорской границы черезъ крутыя горы, было выдумано, особенно потому, что въ это время не было видно русскихъ войскъ въ окрестности Сенечола. ІІодсудимые Кобылянскій и Жабякъ сознали на разбирательствЪ передъ военно-полевымъ судомъ, что они видЪли по пути Березовскаго, слЪдовавшаго ва ними въ отдаленіи около 200 шаговъ, но не могли объяснить, почему онъ шелъ за ними. Эти показанія призналъ военно-полевой судъ достовЪрными, особенно потому, что на основаніи показанія поручика Coetvoes установлено, что

73

Кобылянскій пытался защитить Березовскаго тЪмъ, что онъ также желалъ извЪстить пограничныя австро-угорскія стражи о вступлеиіи Русскихъ войскъ въ окрестность Сенечола, Это заявленіе стоитъ въ яркомъ противорЪчіи съ предыдущими показанінми Кобылянскаго и Жабяка, согласно котораго они не знали, почему Березовскій въ то самое время намЪривался перешагнуть черезъ крутыя вершины угорскую границу, какъ тоже съ защитой Березовскаго, который не хочетъ ничего знать о намЪреніи увЪдомить пограничныя угорскія стражи.

Военно-полевой судъ пришелъ къ заключенію что эти трое обжалованныхъ дЪйствовали взаимно въ согласіи и старались другъ другу взаимно помогать. Во время очной ставки на главномъ разбирательствЪ обжалованные Кобылянскій и Жабякъ старались свои показанія, несовпадающія съ показаніями Березовскаго, всегда согласовать съ его показаніями, хотя къ этому не было бы надлежащаго повода, если бы Березовскій былъ для нихъ совершенно чужой. КромЪ того, надо отмЪтить, что показаніе всЪхъ трехъ обжалованныхъ совпадаютъ въ томъ направленіи, что Березовскій и Кобылянскій побывали на приходствЪ въ СенечолЪ раньше, чЪмъ Кобылянскій и Жабякъ.

Эго обстоятедьство было для военно-полевого суда доказательствомъ, что обжалованные Березовскій и Кобылянскій до ухода изъ Сеничева свой планъ точно обдумали и выдумали эвентуальное заявленіе для необойденныхъ пограничныхъ карауловъ.

У Кобылянскаго найдено 100 кор. Такъ какъ Кобылянскій не имЪетъ имущества и получаетъ жалованіе около 50 коронъ въ мЪсяцъ, и не могъ объяснить, почему носитъ при себЪ такъ значительную сумму, которая для него составляетъ имущество, военно полевой судъ счелъ доказаннымъ, что найденная у него сумма была опредЪлена на предательскую цЪль, a именно на подкупъ русскаго руссофильски настроеннаго населенія пограничнаго округа Угорщины, и обжалованный Кобылянскій хотЪлъ пробраться черезъ границу въ сЪверную Угорщину, чтобы тамъ найти сообщниковъ и шпіоновъ для наступающихъ Русскихъ войскъ. Къ этому убЪжденію пришелъ военно-полевой судъ на томъ основаніи, что подсудимый Кобылянскій находился въ тЪсной связи съ Березовскимъ, который, какъ это доказано, обязательно долженъ считаться Русскимъ шпіономъ.

Противъ Кобылянскаго свидЪтельстуютъ еще найденныя при немъ угорскаго происхожденія спички, какихъ въ СеничевЪ нельзя получить, что оффиціально удостовЪрено. Кобылянскій утверждаетъ, что именно въ СеничевЪ недавно эги спички купилъ. Такъ какъ Кобылянскій отрицаетъ, будто бы въ посдЪднее время перешелъ угорскую границу, a спички угорскаго происхожденія доказываютъ какъ разъ противоположное, слЪдуетъ принять, что Кобылянскій старается затаить своя путешествія въ Угорщину, ибо онЪ имЪли спеціальную цЪль, Ввиду того, военно-полевой судъ установилъ, что подсудимый Кобылянскій въ качествЪ развЪдчика въ послЪднее время 10 сентября 1914 года отдавалъ непріятелю услуги и объЪзжалъ сЪверную границу Угорщины съ цЪлью предательства.

Изъ выше приведенныхъ мотивовъ говоритъ противъ обжалованнаго Жабяка еще то обстоятельство, что имъ давались ложныя информаціи о

74

вступленіи Русскихъ въ окрестность Сенечола. Этимъ Жабякъ хотЪлъ вызвать тревогу гарнизона въ ТороньЪ на случай, если бы другія шпіонскія старанія завели; онъ хотЪлъ положеніе и передвиженіе австрійскихъ пограничныхъ войскъ разузнать.

На основаніи изложеннаго и принятаго за правду военно полевой судъ призналъ Жабяка виновнымъ. За свое преступленіе оба (Кобылянскій и Жaбякъ) были повЪшены.

Мы повторили весь этотъ вздорный романъ, a теперь послушайте, какъ въ дЪйствительности обстояло дЪло съ этими двумя подсудимыми. A это пояснитъ вамъ другой судъ.

„Dziennik Ludowy" № 291.

отъ 21 дек. 1914.


mnib-msk@yandex.ru,
malorus.ru 2004-2018 гг.