Талергофский Альманах
Выпуск III. ТАЛЕРГОФЪ. Часть первая.
Главная » Талергофский Альманах 3
77

АпрЪль 1915 г.

1. и 2. апр. — Сегодня 30 человЪкъ уЪзжаютъ въ Грацъ; въ ихъ числЪ: Соболевскій съ супругой и сестры Мокрицкія. Ихъ чемоданы, сложенныя на телЪгЪ, везетъ старая, сухая и заморенная лошадь. ВсЪ мы прощаемся съ ними и машемъ шляпами. ПровЪтриваемъ наши вещи возлЪ решетки. Воргачъ же сторожитъ ихъ.

НЪсколько дней тому назадъ чиновкикъ по политическимъ дЪламъ, въ сопровожденіи 2 солдатъ арестовалъ д-ра Крушинскаго изъ 30-го барака, но за что, того я не могъ узнать. Получаемъ изъ магазина 2 литра вина на весь баракъ. Получаемъ на нашъ баракъ платье и сапоги, которые распредЪляемъ между неимущими въ баракЪ. Богослуженія страстной недЪли совершаются въ обЪихъ половинахъ барака.

3. апр. — День прекрасный. Получаю на баракъ 5 литровъ вина, a хлЪба столько, что небольшая булка приходится на 4 человЪка, приходится жить впроголодь. У кого есть деньги, и то значительныя, тотъ можетъ пріобрЪсти ветчину, краковскую колбасу, хрЪнъ и т. п. Вещи эти мы могли бы купить, но въ три дорога, ибо продавцы стараются использовать недостатокъ съЪстныхъ припасовъ, назначая на свой товаръ неимовЪрно высокія цЪны. Кантину (лавку съ съЪстными припасами) почти всегда осаждаютъ интернированные.

78

Несмотря на то, что небольшой хлЪбецъ стоитъ 52 геллера, онъ въ мигъ исчезаетъ, ибо его нарасхватъ покупаютъ изголодавшіеся люди. Сегодня почталіонъ Лейссъ принесъ значительную почту и даже посылки изъ Галичины, для раздачи къ общей радости всЪхъ насъ. Приготовляемся къ празднику Пасхи и моемся, чистимъ платье, бреемся, штопаемъ и зашиваемъ платье, баракъ тоже чистимъ и покупаемъ кое-что къ свЪтлому празднику.

ЗавЪдывающіе печками заготовляютъ дрова и доски для топки на 4 дня праздниковъ. Священники совершаютъ Богослуженія. Думы мрачныя на чужбинЪ, въ Штиріи, преслЪдуютъ меня, когда вспомню я праздники, проведенныя мною дома.

4 апр. — Сегодня первый день Пасхи. Уже 8 мЪсяцевъ томлюсь въ неволЪ. При раздЪлЪ яичекъ высказываемъ пасхальныя пожеланія. Д-ру Коллеру ввЪрено попеченіе надъ семью бараками. Первый участокъ (гофъ) отданъ Пистингеру изъ Галичины. У меня идетъ изъ носа кровь. Я, вмЪстЪ съ отцомъ, и г. Попель помЪщаюсь въ маленькой комнаткЪ, въ другой такой же помЪщается продавщица въ кантинЪ.

7. апр, — Въ 9 ч. утра 20 человЪкъ отправляются въ Грацъ, среди нихъ о, Влад. Бачинскій.

Вчера о. Обушкевичъ изъ Олифанта, Па. въ Соед. Штатахъ Америки, прислалъ 300 кронъ Мих. Дубику для раздачи нуждающимся лемкамъ. Эмигранты изъ деревни Лосье (горлицкаго уЪзда) въ АмерикЪ прислали на руки Андрея Карела 250 кронъ для раздачи нуждающимся лосьянамъ. На руки Кузьяка изъ Богуши (грибовскаго уЪзда) пришло 300 кронъ для лемковъ О. Василій Курилло составляетъ списокъ интернированныхъ лемковъ.

На обЪдъ даютъ недоваренную кукурузянку („поленту"). Больныхъ тифомъ переводятъ въ новые бараки. ВстрЪчаю юриста Юрія Полошиновича.

8. апр. — Падаетъ дождь, Грязь изрядная. Маленькій хлЪбецъ стоитъ 52 гел., булокъ же вовсе не получаемъ. Папаша и я получаемъ письмо отъ о. Мих. Вербицкаго, который чуть ли не первый подалъ о себЪ вЪсточку, другіе освобожденные, хотя и обЪщали писать намъ, но своего слова не сдержали. Головка чесноку стоитъ 24—26 гелл., a литръ топленаго молока 40 гел. Кусокъ торта (но какого!) — З6 гел. Въ лагерЪ находятся слЪдующія лавки: молочная съ хлЪбомъ и булками, которыхъ обыкновенно не бываетъ, колбасная, трафика (табачная) и для "карантина", продавчицей которой состоитъ нЪмка (швабка). Въ молочной продавщицей состоитъ панна Зося, съ прислуживающей ей дЪвкой; въ булочной поляки, въ табачной — судья Гиссовскій, a въ колбасной русскій изъ-за кордона, у котораго получаемъ яблоки, апельсины и другіе съЪстные продукты, Говорятъ, что за 4 мЪсяца рыжеволосая нЪмка заработала только на одномъ хлЪбЪ и чаЪ 30.000 кронъ. Въ лагерь прибыла въ поношенномъ и подранномъ платьЪ, теперь же обросла въ перья и задираетъ носъ вверхъ.

79

КромЪ того есть въ лагерЪ агенты, которые посредничаютъ между нами a торговыми фирмами въ ГрацЪ, таковы: Феофанъ Морозъ, Ткачукъ, капралъ Гельманъ и др. О. Сеникъ продаетъ снимки I и II участковъ (гофа) и кладбища по 70 гел. Попадаются также тайные продавцы спиртныхъ напитковъ, таковъ Д. и другіе. Папиросы продаютъ гимназисты. Отъ тифа умеръ въ послЪднее время только одинъ человЪкъ.

9. апр. — Дезинфекція нашего барака состоитъ въ томъ, что его внутри спрыскиваютъ лизоломъ. Вещи, чтобы не портились, мы вынесли на воздухъ и потомъ обратно внесли въ баракъ. Карантинъ для военныхъ талергофскаго лагеря снятъ.

10. апр. — Деньги присланныя изъ Америки раздЪляются между лемковъ. Дезинфекція земляковъ и бараковъ III-яго участка.


Сожженiе "живой" соломы.

11. апр. — Врачъ Пистингеръ велитъ составить списокъ людей нашего барака съ цЪлью прививки оспы. Спустя два часа прибылъ онъ съ Поллякомъ (чехомъ) и заставилъ всЪхъ поддаться этой операціи прививки оспы, хотя намъ слЪдовало бы привить прбтивотифозную, a не оспенную сыворотку. Одинъ Боюкъ лишь спасся бЪгствомъ отъ этой не нужной ему вовсе операціи.

13 апр. — Сегодня три Качмарчика и о. Дорикъ отправляются въ Фельдбахъ на конфинацію (подъ надзоръ полиціи на свободу). Изъ лагеря выЪзжаютъ около 160 чел. Поляки безъ денегъ Ъдутъ въ Лейбницъ, a русскіе изъ Галичины въ Вольсбергъ. Они выходятъ партіями. Интелигенція занимаетъ телЪгу съ запряженной парой лошадей, на телЪгу

80

складываeмъ cвои ничтожные пожитки. Въ 4 ч. по полудни, толпа крестьянъ, въ сопровожденіи солдатъ безъ штыковъ, покинула лагерь и направляется въ Грацъ. „Украинцы" получили 3, 5 или 7 кронъ вспомоществованія, русскіе ничего. Сейчасъ же вслЪдъ за ними власти освободили доктора Войтовича, который уЪхалъ на автомобилЪ. Евреи Лейзеръ и Мазеръ сопровождаютъ всЪхъ со свойственными имъ приговариваніями. Петрусь продаетъ супъ людямъ по 2 гел. за кружку.

15. апр. — Сильный вЪтеръ несетъ въ лагерь туманы песку. Постовыхъ солдатъ замЪнили другими молодыми, ибо старыхъ солдатъ берутъ на фронтъ. Даже славный „цва ундъ цва" поваръ Гансъ Фашингъ, который прославился среди насъ жестокимъ обращеніемъ и побоями разливной ложкой за малЪйшую по его мнЪнію провинность, долженъ былъ отправиться на фронтъ, послЪ чего многіе изъ насъ облегченно вздохнули. Подъ карантинъ отправляются: о. Игнатій Мохнацкій, Гулла и др.

16. апр.- День почти лЪтній. МнЪ удалось выхлопотать у повара пищи полъ ушата больше для нашего барака.

19. апр — Несогласія въ баракЪ вызвали рапортъ комисару, который разсудилъ споръ такимъ образомъ, что коменданты обЪихъ частей стали самостоятельными и заботится каждый о своей части.

Вечеромъ цЪлая толпа окружаетъ какого-то парубка — работника сидящаго на доскЪ и въ тактъ своей пЪснЪ ударящаго палкой въ доску, издающую звуки какъ бы для акомпаніамента къ его пЪснЪ.

22. апр. — Почту разноситъ молоденькій ефрейторъ. Новый лейтенантъ призываетъ всЪхъ комендантовъ бараковъ къ рапорту.Этотъ же лейтенантъ, придя неожиданно для насъ въ баракъ, увидЪлъ священниковъ играющихъ въ шахматы, почему то разозлился, схватилъ шахматную доску и такъ сильно ударилъ ею о столъ, что столъ раскололся.

Среди насъ набираютъ охотниковъ на военную службу. Нашъ баракъ отгородили рЪшеткой отъ мастерскихъ.

23. апр. - День пасмурный, несмотря на это уже въ 5 ч. утра мы всЪ были на ногахъ. Цугсфиреръ (взводный) приноситъ чистую бумагу для канцеляріи барака. О. Сеникъ отказывается отъ должности плацъ-коменданта. Русинякъ и Борухъ занимаются шлифовкой найденныхъ по дорогЪ кусковъ мрамора, на которыхъ потомъ вырЪзываютъ надпись „памятка изъ Талергофа". Эта работа прививается потомъ и въ другихъ баракахъ.

Судъ надъ Д. Бубнякомъ, о. Крушинскимъ и прочими.

25. апр. — Воскресенье. Гуляю по дорогЪ между бараками. Жаворонки поютъ надъ нами въ воздухЪ. Озимая рожь такъ пышно подрастаетъ, что любо смотрЪть на нее. Главнымъ священникомъ у насъ, вмЪсто o. Отто, выпущеннаго на свободу, состоитъ о. Григорій Макаръ изъ Угерецъ минеральныхъ. Лейтенантъ кого-то устраняетъ отъ должности коменданта барака.

81

26. апр. — ПослЪ 8 дневнаго карантина 59 человЪкъ отправляются частью въ Лейбницъ, a частью въ Вольсбергъ, между ними судья Гулла и о. Игн. Мохнацкій. Падаетъ сильный дождь.

Похороны Іеронима Куновскаго.


В послЪднiй путь.

27. апр. — Въ виду предстоящей ревизіи комиссій приводятся бараки въ порядокъ. Прибывшему генералу разсказываемъ о нашемъ житьЪ-бытьЪ... Онъ говоритъ по польски. Осмотръ бараковъ I участка онъ производитъ подробно и довольно милостиво разговариваетъ съ делегатами бараковъ, позволяя имъ высказывать свои желанія. Въ 10 ч. утра купаемся. На обЪдъ даютъ намъ желтую вареную рЪпу. По приказу генерала получаемъ вещи изъ магазина. Дождь падаетъ. Хлопоты съ почтой, уже не такъ она исправна, какъ это бывало во времена завЪдыванія его Лейземъ. Капитана Стрика (Stricka) нЪтъ уже въ лагерЪ. Вотъ, какимъ образомъ мы пріобрЪтаемъ картофель: Для чистки картофеля нашъ баракъ обязанъ высылать 2 или 3 человЪкъ. Такихъ людей мы всегда снабжаемъ самыми широкими шароварами съ весьма глубокими карманами. Эти люди, чистя картофель, крадутъ его потихоньку и прячутъ въ свои шаровары и потомъ продаютъ его намъ.

28. апр. — Собираемъ деньги для одного лемка изъ Воловца. Принимаюсь за изученіе римскаго и церковнаго права (Institution des rom. Rechts u. Kirchenrechts), которыя забралъ я изъ Горлицъ съ собою. Пишу секретарю ВЪнскаго университета и прилагаю марку въ

82

1 крону на отвЪтъ. Д. Дубняка и Галя послЪ 27 дневнаго ареста выпустили вчера и отправили вновь въ бараки. Очень жарко, жаль что нЪтъ огорода въ лагерЪ.

29. апр. — Люди изъ карантина идутъ купаться, потомъ ихъ помЪщаютъ въ 39-омъ баракЪ. ВозлЪ лагеря проходитъ похоронная процессія какого то нЪмца съ музыкой во главЪ. Слышенъ похоронный маршъ Шопэна. Опять работы въ полЪ. Для лемка изъ Воловца собрано 5 кр. 40 гел. и передано на руки Авг. Мышковской. Съ папашей и Перегинцемъ гуляю возлЪ новаго карантина. Зелень кругомъ.

Возвращаясь, замЪтили одного больного, лежащаго на землЪ, которому первую помощь оказалъ врачъ д-ръ Могильницкій.

30. апр. — Боюкъ и Завойскій идутъ подъ карантинъ. Завтра всЪ мы должны перейти въ шестой баракъ.


mnib-msk@yandex.ru,
malorus.ru 2004-2018 гг.