Талергофский Альманах
Выпуск III. ТАЛЕРГОФЪ. Часть первая.
Главная » Талергофский Альманах 3
131

Августъ 1915 года

1. авг. — Кедыкъ продаетъ чешскіе кваргли (желтый сыръ съ острымъ запахомъ), пиво и водку. Иду гулять съ Перегинцемъ. Адвокатъ д-ръ Хилякъ уЪхалъ изъ лагеря. Въ новыхъ баракахъ новобранцы играютъ въ карты, образовалось шесть партій. Въ этихъ баракахъ жить пріятнЪе, ибо прохладнЪе чЪмъ въ нашихъ.

2. авг. — Утромъ иду въ 10 баракъ, a послЪ для допроса къ судьЪ Величковскому.

Русскіе съ радостью покидаютъ 34 баракъ и возвращаются въ свои бараки. Это произошло по приказу генерала Бачинскаго, по ходатайству депутаціи интернированныхъ, бывшей у него и просившей его объ этомъ. Ему извЪстно, что въ лагерЪ Чировскій — persona odiosa (ненавистный человЪкъ).

3. авг. — Идетъ дождь. Иду гулять съ Евстахіемъ Макаромъ. Въ супъ кладутъ мелкій зеленый лукъ. Получаю письмо отъ брата Зенона изъ Любляны.

4. авг. —День хорошій. Въ лагерь прибываютъ новые люди изъ Галичины. Передъ купаньемъ въ банЪ остригли ихъ, ибо у нихъ были очень длинные волосы. Илья Бекерскій находится подъ карантиномъ тутъ же возлЪ нашего барака. Недалеко отъ насъ мастера строятъ

132

2 новыхъ барака и обиваютъ ихъ досками. Во время обЪда комендантъ барака Панночко даетъ распоряженія. Сегодня 9 новобранцевъ уЪзжаютъ изъ лагеря.

Наши работники возвратились изъ Граца; за работу въ фабрикахъ или у крестьянъ получали поденно по 1 кр. 40 г. до 1 к. 50 гел., пищу 3 раза въ день и квартиру. Такъ какъ они солидарно отказались работать по воскресеньямъ, то хозяева не давали имъ по воскресеньямъ пищи, вслЪдствіе чего они вынуждены были покупать себЪ Ъду за заработанныя деньги. Жарко. „Радца" Конопинскій имЪетъ, какъ говоритъ, копію списка политически неблагонадежныхъ. Сегодня получаемъ на завтракъ кофе, на обЪдъ кукурузянку, a на ужинъ — картофель съ капустой.

5. авг. — Утромъ прохладно, пополудни жарко. Отъ брата Зенона изъ Любляны получаю открытку съ интересными вЪстями. ИмЪя разрЪшеніе врача, выхожу сейчасъ послЪ обЪда гулять. Сегодня день моего ангела. Работники, копая землю, вырыли трупъ, одЪтый въ длинные сапоги и платье со сложенными на крестъ руками! Тамъ гдЪ прежде были 3 деревянныхъ креста, нашли много человЪческихъ костей. Работники сложили кости въ гробъ и отнесли ихъ на кладбище и зарыли ихъ безъ священника. Это произошло въ присутствіи многихъ интернированныхъ. Ужасное впечатлЪніе.

6 авг. — Очень жаркій день. На завтракъ даютъ картофельный супъ, на обЪдъ кукурузянку („мамалыгу",) a на ужинъ — кофе.

ОбЪдъ даютъ уже въ 10 1/2 ч. утра. Изъ-за жары и обилья комаровъ спать не могу. Вечеромъ открытъ входъ въ новые нормалъные сортиры, въ старые входъ запрещенъ. На лугахъ собираютъ работники овесъ и сЪно и свозятъ въ сараи, возомъ съ запряженными лошадью и коровой. Настоятелемъ къ намъ назначенъ о. Карпякъ. Сегодня онъ прибылъ въ лагерь.

Въ 10 баракЪ произошла драка между цыганами. Тинтенфасъ приказалъ поэтому посадить подъ арестъ одну цыганку. Драка произошла изъ-за свободной цыганской любви. Съ 12 ч. ночи до 6 ч. утра, вмЪстЪ съ Шемердякомъ, стою на часахъ у отдЪленія пожарной дружины. ЗамЪчаю, что повара уже въ 12 ч. ночи начинаютъ варить въ огромныхъ котлахъ кофе на завтракъ. Слышу движеніе поЪздовъ въ Грацъ и обратно. Тихая, пріятная и спокойная ночь дЪйствуетъ успокоительно на мои расшатавшіеся нервы. Наша умывальня находится во дворЪ внЪ барака, что даетъ намъ возможность мыться подъ голымъ небомъ. Къ намъ доносится лай собакъ изъ стырійской деревни. Зато неслышно птичьяго концерта, ибо пернатое царство, какъ и люди, почиваетъ. Весь денной шумъ и гамъ утихъ. Природа спитъ. Невольно я задумался и мысли текутъ далеко въ родныя мЪста на Лемковщину, a слезы невольно наворачиваются на глазу.

8. авг. — Утромъ прибываетъ въ лагерь новый транспортъ интернированныхъ. О. Хризостомъ Дуркотъ умеръ въ госпиталЪ, ибо больное его сердце не вынесло

133

высокой температуры. Говорятъ, у него была „Gelbkrankheit".

Михаилъ Максимчакъ прислалъ о. Вас. Курилло открытку изъ Баучу. Читаю пЪсенникъ. О. Карпякъ совершаетъ свое первое богослуженіе въ церкви.

9 авг. — Сегодня прибылъ въ лагерь генералъ Бачинскій На кладбищЪ власти приказали обрЪзать трехраменные кресты. На кладбищЪ находится одинъ еврейскій памятникъ, но его власти не тронули. Въ 6 ч. вечера состоялись похороны о. Хр. Дуркота. Хоръ подъ управленіемъ Галушки пЪлъ превосходно. Хоронилъ о. Карпякъ.

10. авг. — Сегодня снялъ съ насъ фотографію одинъ фотографъ. Хотя идетъ мелкій дождичекъ, однако въ воздухЪ жарко.

11. авг. — Получаемъ новыя вЪсти отъ УЪйскаго. Дождь падаетъ. Одна дЪвушка десятаго барака только и дЪлаетъ, что смотритъ по цЪлымъ днямъ въ окно на проходящихъ мимо. Новобранцы переживаютъ ужасное время. BсЪ они ожидаютъ съ нетерпЪніемъ приказа покинуть лагерь. ВсЪ изнервничались, ибо находятся 3 недЪли подъ карантиномъ безъ всякаго занятья и работы. ВозлЪ лавочки ожидаемъ УЪйскаго. Онъ даетъ намъ письменный приказъ и мы: Юрій Полошиновичъ, Макаръ и я, беремъ наши вещи и переходимъ въ 20-ый баракъ. Спать приходится по двумъ на одномъ сЪнникЪ. 20 новобранцевъ власти переводятъ въ другіе бараки, но почему? „Приказъ есть приказъ". Параничъ умеръ.

12. авг. — День хорошій. Мы получаемъ отъ фотографа наши снимки. УЪзжаютъ изъ лагеря: Розалья Скалько, русская патріотка изъ Угерецъ минеральныхъ (уЪздъ ЛЪско) Гарбера, Трохановская Марія изъ Криницы и еще 9 человЪкъ. Скука смертная. Юрко П. ходитъ изъ барака въ баракъ и играетъ въ „тарока". A. Дутка освобожденъ. Ольга Байкова, урожденная Ладыжинская изъ Самбора, сидитъ на скамейкЪ и шьетъ что-то. Много людей уЪзжаетъ на свободу, a многіе Ъдутъ на работы. ВсЪхъ новобранцевъ снова переводятъ въ 21 баракъ. Снова прибылъ транспортъ интернированныхъ въ числЪ 27 человЪкъ.

13. авг. — Пятница. Снова по приказанію властей новобранцевъ переводятъ въ землянки. Буря съ громомъ и молніей и проливнымъ дождемъ. Отдаю сапоги для починки, a бЪлье въ мойку, словомъ готовлюсь къ отъЪзду. Читаю сочиненія Виргилія. Ужасная бЪготня въ лагерЪ. Новый приказъ и такъ чуть ли не каждые полчаса!

Наши люди прямо таки теряютъ голову. Вижу постоянное переселеніе людей изъ одного барака въ другой. Одинъ старикъ, жалуясь, говоритъ мнЪ: „А знаете, господинъ, что въ теченіе 50-лЪтней своей жизни я не мЪнялъ квартиры столько разъ, сколько мЪнялъ бараки въ лагерЪ въ теченіи этихъ 10 мЪсяцевъ. Это даже не даетъ мнЪ спокойно спать, ибо часто мнЪ снится, что надо складывать вещи и идти въ другой баракъ".

Въ землянкахъ новобранцы уже кое-какъ разгостились. Они принесли на плечахъ свои сЪнники и

134

вещи и, уложивъ сЪнники у стЪнъ, разложили свои вещи и на новосельи закурили папиросы. Но льетъ такой сильный дождь, что протекаетъ черезъ крышу. Поляки пьютъ пиво. Напротивъ меня помЪстился о. Игнатій Гудима и учится усердно французскому языку.

14. авг. — О. Вас. Курилло даетъ себя остричь машинкой нулевымъ номеромъ, a бороду стричь не позволяетъ. Онъ дЪлитъ помежду людей терезинскаго транспорта 650 кронъ, присланныхъ изъ Америки. Субсидія присланная изъ Америки для лемковъ въ суммЪ 450 кронъ будетъ между нихъ роздана на дняхъ. Прибылъ транспортъ изъ Оломунца. Отъ оберлейтенанта Герца получаю извЪщеніе, что мнЪ признана одногодичная служба въ качествЪ добровольца.

15. авг. — Воскресенье. Въ 9 ч. утра совершается богослуженіе въ церкви и въ 18-омъ баракЪ. Мерениха изъ Береста находится подъ карантиномъ. Юстинъ Воргачъ изъ Флоринки даетъ ей взаймы 10 кронъ на дорогу въ присутствіи Маріи Хопей изъ Береста.

16. авг. — 80 новобранцевъ уЪзжаютъ въ 9-ый краковскій полкъ. Въ 6 ч. вечера лагерь посЪщаетъ для осмотра врачебная комиссія. ПослЪ обЪда идетъ дождь. Повивальную бабку двое солдатъ караульныхъ выпроваживаютъ изъ лагеря. Получаемъ на завтракъ картофельный супъ, на обЪдъ — фасоль, полбу и рисъ, вмЪстЪ сваренные, a на ужинъ тминную похлебку. Въ 8 и 32 баракахъ уже постоянно нЪтъ чаю.

17. авг. — Новобранцевъ отправили въ 4 разные полки. Въ 32 баракЪ упражненія хорового пЪнія. Получаемъ кофе, кукурузянку и капусту съ турецкимъ перцемъ (паприкой). Уже довольно продолжительное время не получаемъ мяса. Изъ лагеря уЪзжаютъ: ЗвЪрикъ, Патроникъ, гимназистъ Савчакъ, Кметыкъ и Кузьмякъ.

18. авг. - Тезоименитство Франца Іосифа I. Торжественное богослуженіе въ церкви и 18 баракЪ, съ участіемъ хора. ВозлЪ молочной лавки играютъ на музыкальныхъ инструментахъ: Гринбергъ, Ревсъ, Пепи, Сеникъ и др. Въ 8 ч. музыка у полкового врача. Сегодня получаемъ на завтракъ: кофе, на обЪдъ гуляшъ, a на ужинъ — кофе. Новобранцы уЪзжаютъ въ 20 полкъ ополченцевъ. Власти поименовали улицы и площади лагеря. Ночи бываютъ холодныя, a утро пасмурное.

19. авг. — Преображеніе Господне. Въ 18 баракЪ во время богослуженія поетъ хоръ. Ревсъ играетъ на скрипкЪ у главнаго врача лагеря. Снова заставляютъ студентовъ записываться въ пожарную дружину. Михаилъ Перегинецъ и Мудрый удрали изъ барака предназначеннаго для пожарной дружины въ 21 баракъ. Комендантомъ пожарной дружины назначенъ Максимовичъ. Въ молочной лавкЪ недЪлю тому назадъ назначенъ продавцемъ одинъ изъ студентовъ. Кедыкъ продаетъ водку, папиросы, „бриндзу", чешскіе кваргли и пр. Я прощаюсь со всЪми, ибо утромъ нашъ транспортъ новобранцевъ

135

долженъ отправиться въ 20 пЪхотный колкъ въ ТарновЪ.


Нагрузка багажа передъ отправкой на вокзалъ.

20. авг. — Прощаюсь со всЪми еще разъ. ЦЪлая толпа нашихъ сопровождаегъ насъ до рЪшетки. Производятъ ревизіи нашихъ вещей. Мои записки я попряталъ частью въ сапогахъ, частью въ карманахъ, a частью въ чемоданчикЪ съ двойнымъ дномъ. Прощаюсь со своимъ отцомъ въ послЪдній разъ, онъ благословляетъ меня на новый путь словами: „чаще пиши мнЪ и незабывай обо мнЪ". Это были его послЪднія слова до новой съ нимъ встрЪчи. Но тогда ни онъ ни я не думали, увидимся ли снова, a ожидали каждый въ отдЪльности самаго худшаго, и потому такъ прощались, какъ будто уже больше не встрЪтимся въ сей жизни. Я Ъхалъ на фронтъ, гдЪ шальная пуля легко могла лишить меня жизни и покидалъ отца-старика въ такомъ мЪстЪ, откуда живымъ и здоровымъ мало кто уходилъ. Разстались мы со слезами на глазахъ и также у многихъ сопровождающихъ насъ были на глазахъ слезы. Покидая лагерь въ сопровожденіи солдатъ, я все думалъ объ оставшемся отцЪ, о которомъ, какъ я заботился, врядъ ли кто другой станетъ заботиться. Эти мрачныя думы все время пути на станцію желЪзной дороги, заставляли меня оборачиваться въ сторону лагеря и смотрЪть на махавшихъ намъ платками и шляпами прощавшихся съ нами до тЪхъ поръ, пока лагерь не скрылся отъ глазъ нашихъ. Подойдя къ станціи желЪзной дороги, увидЪли ожидающій насъ поЪздъ и немедля заняли отведенныя намъ въ этомъ поЪздЪ мЪста. ПоЪздъ тронулся и тутъ въ пути я еще разъ имЪлъ возможность изъ окна вагона посмотрЪть на удаляющійся отъ насъ талергофскій лагерь.


mnib-msk@yandex.ru,
malorus.ru 2004-2018 гг.