Талергофский Альманах
Выпуск III. ТАЛЕРГОФЪ. Часть первая.
Главная » Талергофский Альманах 3
158

Ночныя пЪсни въ ГаличинЪ

Боже, Боже! отъ страшныхъ видЪній

Мы очнулись въ холодномъ поту.

Ниспошли намъ немного забвенья,

Нагони на глаза дремоту!

И унявъ нестерпимую муку

— Снова видЪть минувшее зло,

Возложи свою легкую руку,

На готовое треснуть чело!

НЪтъ — еще не окончена кара

За какіе-то наши грЪхи:

Мерещится отблескъ пожара

Въ мутныхъ водахъ карпатской рЪки.

Намъ мерещатся цЪпи обозовъ,

Отходящіе въ страхЪ полки,

Оглушительный визгъ паровозовъ,

Самоходовъ глухіе гудки.

Весь измятъ и штыками испоротъ,

Весь взъерошенъ, нахохленъ и золъ,

Въ Перемышль, древній княжЪскій городъ,

Залетаетъ австрійскій орёлъ.

И откинувъ языкъ, словно жало,

Неспособный бороться въ строю,

Бьетъ когтями кого ни попало,

Какъ-бы чуя кончину свою.

Вотъ идётъ подъ конвоемъ мадьяровъ

— Измождённыхъ страдальцевъ толпа.

Затекла ихъ спина отъ ударовъ,

Капли крови струятся со лба.

A когда, не осиливши муки,

Кто нибудь изъ толпы упадетъ,

— Остальные хватаютъ на руки

И влекутъ eгo тЪло впередъ.

Но не долго. Близка ихъ Голгофа!

Лишь одинъ небольшой поворотъ,

— И на нихъ устремляется снова

ОпьянЪвшій отъ злобы народъ!

Сотворите — молитву Господню!

НЪтъ на свЪтЪ того полотна,

ГдЪ-бы эту кровавую бойню

Написать можно было сполна.

ЗасвистЪли дубины и палки,

159

И взвились изъ ножонъ палаши.

Никакія вамъ жертвы не жалки,

— По охотЪ своей палачи!

Такъ мЪсите-жъ кровавое тЪсто,

Разрывайте тЪла на куски,

ЦЪльте мЪтко въ убойное мЪсто

И швыряйте о стЪны мозги.

Но среди этой жатвы багряной

ПожалЪйте невинный цвЪтокъ,

Что австрійскій жандармъ, слишкомъ рьяный,

Для расправы сюда приволокъ.

Этой дЪвушки имя — Марія, *)

— Такъ несчастныхъ обычно зовутъ,

— Никакіе соблазны мірскіе

Ея сердца къ себЪ не влекутъ,

Какъ свЪча предъ иконой святою,

— Она только для Бога горитъ,

И своей неземной красотою

Надъ земныміи страстями паритъ.

Что вамъ лишніе дЪвичьи стоны,

Хрипъ еще одного мертвеца?

ВЪдь и такъ похоронные звоны,

Раздаются въ церквяхъ безъ конца.

Такъ внемлите-жъ двойному заклятью:

Мы возносимъ къ вамъ эту мольбу,

Припадая съ Маріей къ распятью,

Пригвожденному здЪсь на столбу.

Но напрасно. Къ рыданьямъ вы глухи.

Недоступны вы страстнымъ мольбамъ,

Что вамъ съ нашей словесной поруки,

Коли кровушки надобно вамъ?

Пронесласъ надъ толпою команда:

— “Не рубить, a по взводно стрЪлять”!

Окружившая дЪвушку банда,

Инстинктивно попятилась вспятъ.

ЗагремЪли удары сухіе,

— Искривились oтъ боли уста —

И пронзённая пулей Марія

Опустилась къ подножью креста...

A вверху возсЪдалъ на верандЪ

Генералъ съ папиросой во рту.

160

Онъ внималъ смертоносной командЪ,

Точно былъ на солдатскомъ смотру.

И когда послЪ залпа склонился

Надъ рЪшёткой лихой генералъ,

— У него вдругъ монокль заискрился

И отъ смЪха въ глазу заскакалъ.

Хохочи-же до слёзъ, до упаду,

Веселися при видЪ крови,

Находи въ этой казни награду

За военныя бЪды свои.

Намъ-же, маленькимъ людямъ, — сдаётся,

Что на дЪлЪ смЪется лишь тотъ,

Кто послЪдній отъ сердца смЪется,

Кто хохочетъ въ концЪ во весь ротъ.

Можетъ быть, — уже близко мгновенье,

Можетъ быть, — недалёкъ уже часъ

— Избавленья, когда ПровидЪнье

Неожиданно вспомнитъ о насъ.

ПослЪ тысячилЪтнихъ мученій,

ПослЪ пытокъ “огнемъ и мечёмъ”,

ПослЪ павішихъ въ борьбЪ поколЪній,

Можетъ быть, — мы свободно вздохнёмъ.

Но тогда не для празднаго смЪха

Всколыхнется запавшая грудь.

Не такая пустая утЪха

Завершитъ нашъ страдальческій путь.

Мы завЪтнаго срока не знаемъ,

Но когда онъ настанетъ — клянусь —

Мы свободно тогда зарыдаемъ,

Зарыдаемъ на цЪлую Русь!

О принесенныхъ въ жертву — Россіи,

О погибшихъ во славу Христа,

О невинно убіенной Маріи

Мы наплачемся вдоволь тогда.

A пока въ неизімЪнномъ терпЪньи,

Гробовое молчаніе храня,

Стиснувъ зубы, — падёмъ на колЪни

Передъ памятью свЪтлой ея ... .

Б. Н. Лелявскій.

[*) Марія Мохнацкая + 15 сентября 1914 года въ ПеремышлЪ.]


mnib-msk@yandex.ru,
malorus.ru 2004-2018 гг.