Талергофский Альманах
Выпуск IV. ТАЛЕРГОФЪ. Часть вторая.
Главная » Талергофский Альманах 4
34

Февраль 1915 г.

1. февраля. — И днесь крЪпкій морозъ. Я пошелъ къ Красицкому и предложилъ ему переселиться въ баракъ № 30. О томъ же переговорилъ съ Телесницкимъ и часъ спустя онъ перешелъ къ намъ къ общему нашему удовольствію.

Покойниковъ 22 чел.

Съ 30-го января служимъ ежедневно въ баракЪ акафисты и молебны въ 6 ч. вечера.

Телесницкій переселился къ намъ и принесъ съ собой 1/2 литра вина. Пили мы чай съ виномъ. Играли въ преферансъ (ежедневно здЪсь играемъ).

Покойниковъ 19 чел.

2. февр. — Слабый морозъ. Комендантъ Коломыецъ переведенъ въ карантинный баракъ, a его мЪсто занялъ Ник. Красицкій.

Конфинованы: о. ГлЪбовицкій и его сынъ Николай Павловичъ.

Покойниковъ 16 чел.

Померъ нашь гал.-рус. молодой врачъ, д-ръ Дорикъ. Событіе это сильно всЪхъ насъ поразило.

3. февр. — Самый сильный морозъ изъ всЪхъ доселЪ бывшихъ, кажется ок. 20° С, только, спустя нЪкоторое время, туманъ ослабляетъ его остроту.

ХотЪлъ бы добиться переведенія сюда Качалы, говорилъ объ этомъ съ Красицкимъ, онъ обЪщалъ приложить усилій къ этому.

Топливо вышло совсЪмъ и не окуда достать его. У насъ еще топили въ печи, благодаря тому, что наши послугачи украли матеріала, но въ другихъ баракахъ, гдЪ голый народъ особенно въ теплЪ нуждается, не топлено, a морозъ въ 20° С. Вотъ порядки!

Въ баракЪ № 29 этой ночью померло 6 чел.

Очень холодно. Я весь завернувшись въ коцъ, сижу на стулЪ и мерзну. На постели сидитъ, скорчившись, Іосифъ. Кричимъ, чтобы топили въ печи.

Узнаемъ, что умеръ днесь ревизоръ кассъ г-нъ Павловскій изъ Галича. Жаль его — дЪльный русскій человЪкъ.

Днесь 6 людей замерзли.

До 9 ч. веч. было покойниковъ 21 чел.

Вечеромъ о. Діонисій принесъ намъ вЪсть, что будто Италія и Румынія послали Австро-Венгріи и Германіи ультиматумъ со срокомъ до 1-го марта с. г. чтобы заключили миръ, иначе объявятъ имъ войну также. Говорятъ объ этомъ и солдаты. Господи, умилосердись надъ бЪднымъ народомъ!

4. февр. — Мягкій морозъ, ночью и днемъ усиливается стужа. Пошелъ утромъ къ Ник. Красицкому. Явился къ нему и Пиллеръ, послЪдній говорилъ, что войнЪ не долго быть.

5. февр. — Легкій морозъ. Днесь годовщина моего рожденія.

Утромъ, еще въ постели, спящій возлЪ меня Телесницкій пожалъ мнЪ руку и, не желая будить другихъ нашихъ спящихъ товарищей, тихонько высказалъ мнЪ благожеланія многихъ и благихъ лЪтъ.

Добряга Іосифъ ушелъ въ кантину и принесъ мнЪ оттуда въ подарокъ „ementalera" (т, е. эментальскій сыръ) и сигары. Первый былъ весьма кстати, такъ какъ я въ пятницу не Ъмъ мяса.

У насъ тутъ иногда устраиваютъ спиритистическіе сеансы. Вчера состоялся также въ кабинЪ Качмар. Появился будто бы нЪкто Erazm Kusznicz, умершій въ 191З г. Предсказалъ, что послЪ Пасхи уЪдемъ въ „Галицію свободную, московскуго, гдЪ благо намъ будетъ", что форты Перемышля разбиты, остался лишь „Ring" съ городомъ, и недолго уже крЪпость продержится, что половина насъ вымретъ и намъ предстоятъ еще многія страданія.

НЪкто Кассіанъ Жаровскій, погибшій здЪсь въ сентябрЪ, въ гангарЪ, отъ штыка австрійскаго солдата, явился будто бы тоже, прося помолиться объ упокоеніи души его. Уходитъ къ своей матери, которая печалится о немъ

35

(конечно, она не знаетъ о его смерти). И днесь устроятъ такой сеансъ. Вчера Кулявчикъ былъ медіумомъ.

Собираютъ списки для выдачи намъ крайне необходимаго платья. Я записался для полученія ботинокъ, штановъ и куртки. Дадутъ ли увидимъ.

Былъ вчера Красицкій и сообщилъ, что выхлопоталъ у врача карточку для Качалы, чтобы могъ переселиться въ нашъ баракъ № 30.

Днесь вечеромъ былъ Ник. Красицкій и сообщилъ, что въ новомъ реестрЪ есть 366 фамилій тЪхъ, которые въ понедЪльникъ должны идти купаться (т. е. такихъ, кот. будутъ конфинованы — прим. ред.). Между ними есть много такихъ, на которыхъ есть Anzeig-ы (т. е. обвинены). Между ними есть и о. Корн. Сеникъ, A меня нЪтъ — и это меня весьма удивляетъ, такъ какъ дЪло его — также мое, дЪло насъ обоихъ, одно и тоже. Чго это значитъ? Быть можетъ, меня вычеркнули (исключили) и мнЪ не предстоитъ никакого процесса во ВЪнЪ. Слава Богу, — скажу я — но вЪмъ ли, о чемъ прошу, будетъ ли это мнЪ въ пользу? Все лучше, чго посылаетъ намъ всемилостивый Господь.

Днесь по случаю годовщины моего рожденія мы (я, Іосифъ,Никола, Телесницкій) выпили 1/2 литра вина. Никола посидЪлъ со Славкомъ и въ 10 ч. 30 м. ушелъ.

Мимо нашего барака перейдутъ въ 2 новыхъ барака, т. н. инквизиты, т. е. тЪ, у которыхъ есть Anzeig-ы (обвиненія). Люди безпокоятся.

Говорятъ, что также узники изъ Theresienstadta (Терезина), перейдутъ сюда, a именно тоже тЪ, у которыхъ есть Anzeig-ы.

Покойниковъ 21 чел.

6. февр. — Мягкій морозецъ. Василь Мартынюкъ пишеть изъ барака № 25, что у него забрали платье совсЪмъ и онъ остался только въ сорочкЪ и подштанникахъ. Проситъ дать ему взаймы 10 кронъ. Такъ я даль ему 5 кронъ, a другихъ 5 кронъ даль Янко.

Днесь забрали въ госпиталь о. Вл. Венгриновича. Врачъ констатировалъ у него пятнистый тифъ. Господи, заступи, спаси и помилуй! Заразился, ходя по баракамъ и исповЪдывая многихъ больныхъ тифомъ. На-дняхъ, именно 4-го с. февраля, онъ принялъ исповЪдь около 50 чел. больныхъ въ разныхъ баракахъ и заразился, Фактъ его внезапнаго заболЪнія всЪхъ насъ глубоко опечалилъ. Его нечаянный уходъ отъ насъ въ госпиталь повергъ въ искренній всеобщій жаль всЪ бараки, ибо всЪ знали и видЪли всегда, что онъ — ревностный и безстрашный труженникъ Христовъ.

Въ общемъ хорошо было бы намъ жить въ баракЪ № 30, лишь бы эта ужасная эпидемія прекратилась. A то все еще ежедневно бываетъ по 20 чел. покойниковъ Страшно подумать, что съ нами будетъ, если это пойдетъ такъ дальше.

Покойниковъ 13 чел.

7. февр. — Воскресенье. Легкій морозъ. На обЪдъ вкусный капустнякъ. Въ нашемъ баракЪ его не хватило (нЪкоторые захватили двойную порцію), потому Zimmerkommendant o. Козакъ сдЪлалъ всЪмъ намъ выговоръ.

Вечеромъ пришелъ Красицкій съ вЪстью, что имЪется другой реестръ съ 219 фамиліями.

Днесь я отслужилъ параклисъ.

Покойниковъ 12 чел.

(На этомъ обрываются записки второй тетрадки, a въ 3-ьей начинаются 10-тымъ февраля, 1915 г. — РЪд.)

10. фев. 1915 г. — Несмотря на то, что боленъ, вынужденъ самъ себя обслуживать. Вообще на счетъ взаимнаго обслуживанія пошли горячіе споры, въ результатЪ которыхъ поочередно стали ходить за „менажей", по воду и т. д. Есть глубокіе и совсЪмъ немощные старики, которымъ даже такое обслуживаніе самого себя не подъ силу, также больные, но не взятые въ госпиталь, находятся въ такомъ же положеніи. Можетъ быть, всЪ эти распри улягутся какъ нибудь.

Былъ Ник. Красицкій и сообщилъ, что онъ со Славкомъ находится въ реестрЪ конфинованныхъ (въ Моравіи), въ виду чего посовЪтовалъ намъ подумать объ избраніи подходящаго замЪстителя.

36

Такъ какъ эпидемія не прекращается, то должно быть будто бы постановлено, что впредь никого не пустятъ изъ Талергофа (ни даже тЪхъ, которые подъ карантиномъ), пока эпидемія совсЪмъ не исчезнетъ. Такимъ образомъ могутъ здЪсь оставаться всЪ, даже конфинованные и освобожденные, долго, возможно даже до окончанія войны! Господи, подаждь крЪпость людемъ своимъ!

Днесь покойниковъ 18 чел. Померъ совЪтникъ суда въ отставкЪ изъ Станиславова Корнилій Проскурницкій, который здЪсь интернованъ вмЪстЪ со своею семьею. У него былъ артеріо-склерозъ, a умеръ отъ воспаленія легкихъ, схваченнаго непосредственно послЪ купанія въ банЪ.

Такъ въ одинъ день у насъ умерло 3 людей изъ нашей гал.-рус. интеллигенціи. Тяжелый день!

11 февр. — Мокро, оттепель, мороза не было. Воздухъ скверный, дымъ. ВсЪ сидятъ въ баракахъ.

Утромъ отбылся визитъ врача, выразившійся такимъ образомъ, что всякій къ нему вызванный долженъ былъ подойти и показать языкъ. Говорятъ, что это — дЪло д-ра Добіи, въ отместку за Криницкую, по адрессу Шорша, который передалъ вчера врачу, что Криницкая больна.

Въ 3 ч. пошли мы въ часовню на похороны бл. п. Корнилія Проскурницкаго. БЪдняга, послЪ купанья простудился, получилъ воспаленіе легкихъ и въ госпиталЪ померъ, въ то время какъ, его жена и дЪти остались въ карантинномъ баракЪ. На панихиду по немъ разрЪшено явиться. ПЪлъ нашъ хоръ Но никто не сопровождалъ покойника далЪе воротъ бараковъ Нельзя, запрещено.

Выяснилось, что по днесь умерло 856 чел.!

Днесь было покойниковъ 17 чел.

12 февр.—Праздникъ Трехъ Святителей и день моего тезоименія. Мои сожители поздравляли меня съ днемъ моего ангела. Вотъ и праздникъ мой въ тюрьмЪ!

Утромъ я пошелъ въ кантину, купилъ лимоновъ, апельсиновъ, сахару и тютюну. Скверный воздухъ, туманно и облачно такъ, что будто сейчасъ дождь польется. ВездЪ грязь ВсЪ сидятъ въ баракахъ.

Въ баракЪ напротивъ нашего съ ночи лежитъ четверо покойниковъ, a передвчера (третъяго дня) было ихъ 9 чел.! Люди живутъ на двойныхъ нарахъ (около 300 шт.) и эти двойныя нары и являются найбольшей причиной болЪзней. Швабы ажъ теперь въ этомъ фактЪ убЪдились и взялись эти двойныя нары передЪлывать въ одиночныя. Сотни русскихъ людей заплатили своей жизнью за этотъ примитивный опытъ швабовъ! У насъ любой „сокирникъ" сразу сказалъ бы, что такія нары ни къ чему, a тутъ строятъ ихъ спеціалисты, одобряютъ и принимають работу генералы, a въ результатЪ вотъ что!

Днесь за ночь покойниковъ 13 чел. Снова носятъ ихъ на носилкахъ, такъ какъ снЪгъ растаялъ и везти гробовъ на санкахъ невозможно.

Аэропланы не летаютъ уже нЪсколько дней, улетЪли навЪрно на театръ военныхъ дЪйствій.

Вчера въ газетЪ Tagespost сообщалось, что собралась Государственная Дума и въ ней произносили рЪчи: Горемыкинъ, Сазоновъ, Родзянко, Милюковъ и пр. ВсЪ чрезвычайно довольны успЪхами арміи, заявили ей свою признательность, Сазоновъ особо отмЪтилъ и подчеркнулъ патріотическое поведеніе поляковъ и др. инородцевъ. Дальше сообщалось, что въ Японіи собрались 2 дивизіи охотниковъ желающихъ отправиться на помощь русской арміи. Я думаю, что японцы желали бы присмотрЪться техникЪ европейскихъ армій и чему-то научиться. Практически образованный народъ!

Праздникъ Трехъ Святителей принесъ намъ радостную вЪсть: Приходитъ д-ръ Осипъ Крушинскій и сообщаетъ, что будто въ сегодняшней газетЪ есть двЪ депеши о томъ. что Угорщина выдаетъ галицкихъ плЪнниковъ и узниковъ Австріи что экономическое О-во въ KpaковЪ просило министра иностранныхъ дЪлъ объ оказаніи экономической поддержки. Министръ совЪтовалъ всЪмъ интернованнымъ uciekienier-амъ подавать прошенія русскому правительству чрезъ

37

министерства иностранныхъ дЪлъ о разрЪшеніи на высылку всЪхъ ихъ чрезъ Румынію въ Россію и вь Галичину. ИзвЪстіе это, хотя еще непотвержденное, вызвало у всЪхъ неописуемую радость. ВсЪ какъ будто вновь ожили. Въ совсЪмъ было павшія и отчаявшіяся души вновь вселилось твердое упованіе, почти увЪренность въ близкомъ концЪ всЪхъ мытарствъ и страданій. Изъ тысячъ сердецъ вознеслись ко Господу вздохи облегченія и горячія моленія, чтобы скоро эти вЪсти и наши чаянія осуществились. Вечеромъ былъ у насъ Ник. Красицкій и передалъ, что полученъ новый списокъ освобожденныхъ (около 70 чел.), въ ихъ числЪ значится также Качала. Мы угостили его кофеемъ и хлЪбомъ съ масломъ и апельсиномъ.

13. февр. — Дожди, мракъ, болото. Изъ нашего барака померъ въ госпиталЪ молодой о. Несторъ Олимп Полянскій. ВЪсть эта новымъ удрученіемъ явилась для всЪхъ насъ. Больныхъ же въ баракЪ есть нЪсколько лицъ.


ТАЛЕРГОФЪ.
Группа заключенныхъ у барака — съ лЪва на право: 1. Петръ Сушкевичъ 2. Владимiръ Ал. Гелвтовичъ 3. Ярославъ Ал. Гелитовичъ. 4. Iоанна Феод. Дуркотъ. 5. Меланья Гмитрыкъ. 6 Д-ръ Емилiанъ Мих. Вальницкiй. 7. о. Пантелеймонъ Ско-моровичъ. 8. о. Романъ Крушинскiй. 9. о, Максимилiанъ Дуркотъ. 10. о. Iоаннъ Хризостомъ Дуркотъ.

Днесь забрали въ госпиталь Ковальскую (матушку), студента универс. Шушкевича и молодого Гнатышака.

14. февр. — Іосифъ пошелъ подписывать свою легитимацію, черезъ нЪсколько дней пойдетъ подъ карантинъ. На днесь былъ приморозокъ. Коломыецъ тоже заболЪлъ тифомъ.

Д-ръ Войтовичъ константировалъ у о. Дробота брюшной тифъ. Коломыецъ изъ подъ карантина перешелъ вь госпиталь. У него навЪрно тоже тифъ (очень высокая температура). Взяли въ

38

госпиталь д-цу КуцЪй. У насъ заболЪваютъ часто. Первымъ былъ д-ръ Могильницкій, второй о. Вл. Венгриновичъ.

Вечеромъ ходили мы оба съ Янкомъ къ Красицкому. У него уютно, покойно, и все это припоминаетъ обстановку домашней жизни.

Ходитъ молва, будто изъ Угорщины присылаютъ сюда 9000 интернованныхъ галичанъ и потому здЪсь спЪшатъ съ постройкой новыхъ бараковъ. Если это правда, то у насъ есть виды на освобожденіе, такъ какъ придется имъ, насъ выпуская, пріобрЪтать мЪста для новыхъ обитателей.

Красицкій со Славкомъ и... (нечет.) левичемъ переводятся въ мЪстность Murаu въ Стиріи.ТакихъмЪстностей для размЪщенія насъ назначено много.

15. февр. — СрЪтеніе Господне. Всю ночь лилъ дождь, a днемъ довольно пріятно, даже какъ будто уже весной пахнетъ Я утромъ прошелся вдоль барака, затЪмъ прочелъ Правило. Начался постъ. Мы просимъ чрезъ Красицкаго, чтобы намъ дали обЪдъ безъ мяса. Приходилъ поваръ и совЪтовался, что долженъ готовитъ. Стало на томъ, что будетъ супъ картофельный съ фасолью, но быть можетъ еще перемЪнятъ. Я хочу воздержаться днесь и отъ набЪла (молочнаго). На завтракъ подали намъ кофе вмЪсто супа.

Одна цыбуля стоитъ 20 гел. Поваръ говоритъ, что у нихъ нЪтъ чая, ни картошки, и вообще съЪстные припасы скудны.

ХлЪбъ выдаютъ намъ уже двЪ недЪли такъ, что одинъ день выдаютъ половину, a другой четвертину бохонца (хлЪбца), a положеніе таково что можно предполагать, что будетъ еще хуже.

Газеты писали вчера, будто бы, что австрійскія войска заняли большую часть Буковины и Покутья (Косовъ, Куты, Делятинъ), что Румынія клонится на сторону Австро-Венгріи, что отступленіе русскихъ можно бы пояснить себЪ такимъ образомъ, что они не хотЪли бы потерять связи съ русской арміей въ Бессарабіи. Ой, не будетъ скораго мира, не будетъ!

Покойниковъ 15 чел.

Приказано вентилировать бараки и одежду.

16. февр. — Сію ночь Янко спалъ плохо и принималъ слабительное. Утромъ всталъ, напился чего-то и скоро опять ложился. Очень боюсь, чтобы это не было началомъ тифа, который у всЪхъ начинается медленно и развивается именно такимъ образомъ.

Власти призываютъ желЪзнодорожниковъ — видно въ нихъ очень нуждаются.

Газеты приносятъ извЪстія, что будто русскія войска отступили съ Карпатъ и оставили даже г. Коломыю на ПокутьЪ. Догадываются, что это только маневръ военной тактики, произведенный съ цЪлью сохраненія связи съ южнымъ крыломъ русской арміи въ Бессарабіи, о чемъ я уже упоминалъ вчера. Кобы лишь изъ-за этого „маглеванья" (балансированья) военнаго фронта не пострадала отъ огня и меча наша Восточная Галичина.

Купилъ 2 коробочки чаю и надЪюсь достать также немного рому, что до сихъ поръ было внЪ сферы возможности.

ПосЪтила насъ комиссія, въ составъ которой, кромЪ капитана Strick-a и нашихъ здЪшнихъ военныхъ врачей, входили какіе-то намъ неизвЪстные и невидЪнные люди. Между ними находится, какъ говорятъ, одинъ Oberstabsarzt (старшій врачъ генер. штаба) и другіе врачи штаба. Были въ нашемъ баракЪ, осматривали его поверхностно и спЪшно (какъ обыкновенно), были и около отхожихъ мЪсть и ушли, не говоря ни съ кЪмъ изъ насъ ни словечка.

Днесь кончается срокъ карантина надъ заключенными въ одномъ баракЪ, тЬми, которые должны выйти на волю, но говорятъ, что этотъ карантинъ продлится еще на 7 дней! Чехарда! СлЪдовательно все такъ складывается, что нельзя будетъ вырваться изъ этихъ бараковъ, ибо можетъ быть и такъ, что въ промежутокъ этихъ 7 дней кто-нибудь заболЪетъ и умретъ и поэтому поводу срокъ карантина еще будетъ продолженъ.

39

ВидЪлъ я днесь такую сцену: передъ дверьми барака стоитъ какъ мумія врачъ, съ простынею въ рукЪ, напротивъ него въ отстояніи 3 метровъ нашъ крестьянинъ и показываетъ ему языкъ, a затЪмъ открываетъ грудь, чтобы видно было, нЪтъ ли на ней тифозныхъ пятенъ. Такимъ образомъ дЪлается врачебный осмотръ въ баракахъ.

Забрали въ госпиталь д-ра Добію и Криницкую.

Покойниковъ 11 чел.

17. февр. — Приморозокъ, затЪмъ оттепель. Янку лучше. На ночь дЪлалъ себЪ компрессы. Утромъ всталъ и дЪлаетъ въ баракЪ порядокъ, генеральную чистку. Вынесъ всЪ сЪнники и далъ на постель соломы. ПоразвЪшивалъ простыни на заборЪ. „Хату" замелъ старый Потерейко. Собираемся пойти завтра въ баню.

День пречудный, вполнЪ теплый, можно сказать. ВсЪ повыходили изъ бараковъ и гуляють по двору, мало кто остался въ баракЪ. Мы прекратили нашу игру въ преферансъ, продолжимъ ее вечеромъ.

Прибылъ сюда врачъ изъ Галича, д-ръ Цинсъ (еврей) и взялся немножко энергичнЪе и прилежнЪе ухаживать за больными. ВсЪ имъ довольны. Онъ приказалъ дЪлать больнымъ холодные компрессы, давать пить чорный кофе и пр. - всего этого до сихъ поръ не дЪлалось. При болЪе старательномъ уходЪ больные сами выздоравливаютъ въ большинствЪ случаевъ, тЪ именно, кто уже по природЪ крЪпче и выносливЪе.

Смертность понизилась. За послЪднюю ночь было всего 5 случаевъ смерти, a вчера 6 чел.

Согласно сообщеніямъ Extrablatt-a австрійскія войска вытЪснили русскую армію изъ Буковины, дошли до Надворной и Коломыи... Увидимъ, правда ли это.

Взяли въ госпиталь о. д-ра Малиняка.

18. февр. — День уже далеко не такой какъ вчера, — мрачно и холодно.

До сихъ поръ есть еще такіе бараки, обитатели которыхъ еще ни разу не купались.

Узнаемъ, что когда Generalstabsarzt Dr. Palmerich, посЪщая бараки, спрашивалъ ихъ комендантовъ, нЪтъ ли въ нихъ вшей, то позади него стоящіе врачи и др. военные кивкомъ головы давали указанія, чтобы спрошенные давали отрицательный отвЪтъ, т. е. что нЪтъ. Спрашивавшій стоялъ на той точкЪ зрЪнія, чго вши являются распространителями эпидеміи и что слЪдовательно, ихъ нужно прежде всего истреблять, послЪ чего эпидемія прекратится.

Почему до сихъ поръ не всЪ люди купались, остается загадкой, но, конечно это также показываетъ ярко, каково отношеніе властей къ заключеннымъ.

ХотЪли мы днесь пойти въ баню, но не удалось.

Въ понедЪльникъ и среду первой седмицы поста не Ъмъ мяса (лишь съ набЪломъ). Въ пятницу желалъ бы поститься совершенно. Увы все постное также весьма дорого. Селедка стоимости 8 гел. продается по 30 гел. Ужасно обираютъ бЪдный народъ. СовсЪмъ маленькая головка чеснока стоитъ 20 гел. (прежде по крайней мЪрЪ это были большія головки, a теперь мелочь). Никола принесъ рому.

19. февр. — Приморозокъ, но затЪмъ день хорошій.

По средамъ и пятницамъ очень многіе и здЪсь постятся.

Узналъ, что сюда доставили вчера двухъ мЪщанъ изъ Болшовець. Любопытно узнать, на какомъ положеніи они, интернированныхъ, вЪроятна. Постараюсь узнать, въ чемъ дЪло.

О моей поЪздкЪ ничего неслышно и неизвЪстно.

Говорятъ, что 23 с. февраля непремЪнно уЪдуть тЪ, кто теперь подъ карантиномъ.

У Коломыйца днесь жаръ 41-6 град. С., горитъ и бредитъ. БЪднякъ Іосифъ прибитъ.

Газета принесла извЪстіе, что австр. войска заняли уже Коломыю и Черновцы, но замЪчаетъ, что недалеко отъ Коломыи находится большая русская армія. Отъ такого новаго перемЪщенія фронта бЪдное населеніе опять

40

страшно пострадаетъ, тамъ навЪрно... голодъ, эпидемія и пр. — окончательныя послЪдствія всякой войны.

Днесь день хорошій, около полудня мы прогуливаемся въ легкихъ платьяхъ. Я гулялъ довольно долго.

Д-ръ о. Малинякъ умеръ. Продолжительныя, пузырныя страданія осложнились у него острымъ воспаленіемъ легкихъ, которое быстро и доконало его. Онъ оставилъ завЪщаніе въ рукахъ о. Феодосія Дуркота.

Мы ходили въ баню. Вечеромъ отслужили парастасъ объ упокоеніи души о. д-ра Малиняка.

20. февр. — Въ 7 ч. состоялись похороны о. д ра Малиняка. ПЪлъ хоръ. Перевезли гробъ съ тЪломъ изъ барака №11 въ часовню и тамъ оставили до вечера. Покойный завЪщаніемъ оставилъ имущества на 60.000 кронъ и библіотеку. Все это завЪщалъ имЪющей основаться общинЪ, цЪлью которой было бы содЪйствовать достиженію соединенія Церквей. Пока такая община возникнетъ, все это имущество перейдетъ во временное управлечіе О-ва Св. Іоанна Златоуста. Экзекуторами (исполнителями) завЪщанія назначены оо. Дуркоты (Феодосій и Хризостомъ) и о. Гнатышакъ.

Возвращаясь съ похоронъ, я зашелъ къ Красицкому, послЪ предварительнаго заявленія ему, что зайду къ нему вечеромъ поговорить съ нимъ по своимъ личнымъ дЪламъ. До сихъ поръ не было подходящаго мЪста для этого въ прежнихъ баракахъ.

Находящагося все еще подъ карантиномъ Никифора Курыловича, согласно слухамъ, еще придержатъ. Говорятъ что будто еще имЪютъ придержать его въ связи съ предстоящимъ процессомъ во ВЪнЪ или же изъ-за полученнаго новаго доноса мазепинцевъ.

Ходитъ слухъ (Шоршъ мнЪ передалъ это), что будто судебное слЪдствіе противъ о. Сеника пріостановлено. Если бы это было вЪрно, такъ въ такомъ случаЪ и мое дЪло было бы пріостановлено. Далъ бы это милосердый Господь! Благодареніе Всевышнему и за эту радостную вЪсточку. A впрочемъ — могу ли я быть увЪренъ, что то, о чемъ прошу, выйдетъ мнЪ въ пользу? Потому и молюсь только: да будетъ воля Твоя святая, Господи! Лишь Ты, Господи, вЪси, что мнЪ во благо, и вся яже воздашь мнЪ, приму съ благодарностью и смиреніемъ!...

Laiss сообщаетъ, что д ръ Поллякъ померъ.

Изъ депозита получилъ Янко 80 кронъ. Хорошо, что получилъ, а то мои средства совсЪмъ выходятъ. Сейчасъ отправили мы стараго Потерейка въ кантину, купилъ 2 копченыхъ селедки, сливъ, сахару и головку чесноку. Старый озлобленъ на кантину всякій разъ, потому что все дорого, за головку чеснока заплатилъ 20 гел.

Вышло какъ то такъ, что при похоронахъ бл. п. о. д-ра Малиняка очереднымъ н-ромъ оказалась цифра ровно 1000.

Былъ у Николы, гдЪ встрЪтилъ судью Гуллу. Онъ принесъ изъ барака № 30 пирожки съ мясомъ. НиколЪ далъ гуляшъ. Повечеряли мы и выпили 2 бутылки пива, котораго никто изъ насъ не пробовалъ уже 7 мЪсяцевъ, слЪдовательно, было великое пиршество, вполнЪ заслуживающее быть отмЪченнымъ въ запискахъ. ЗатЪмъ пришелъ и Янко и тоже выпилъ пива. ПосидЪли и поговорили.

Вотъ еще одна изъ трагедій, имъ же у насъ нЪсть числа: Въ КомарнЪ арестовали мужика Григорія Прухницкаго, который за нЪсколько мЪсяцевъ до эгого времени (въ маЪ) овдовЪлъ и остался только съ однимъ сынишкой, 8 лЪтнимъ мальчикомъ Михасемъ. Когда жандармъ повелъ отца, мальчикъ не хотЪлъ съ нимъ разстаться, a все время, рыдая бЪжалъ съ нимъ рядомъ 8 клм. и жандармъ никакъ не смогъ отогнать его. Озлобленный этимъ жандармъ арестовалъ наконецъ и мальчика и такимъ образомъ отецъ и сынъ очутились вмЪстЪ въ ТалергофЪ. ЗдЪсь, однако, на-дняхъ (15. февр. с. г.) померъ отецъ Григорій, a мальчикъ остался круглымъ сиротою. Взяла его здЪсь, поэтому, на свое попеченіе и съ собою въ госпиталь г-жа Кунинская, именно вь

41

баракъ № 12, a днесь (20. февр.) заболЪлъ и этотъ мальчикъ!

21. февр. — День съ утра облачный. ПослЪ завтрака я пошелъ къ НиколЪ, взялъ себЪ у него зонтикъ (за 5 кронъ 48 гел. - Gelegenheitskauf, т. е. случайная купля) и обсудилъ нЪкоторыя дЪла.


ТАЛЕРГОФЪ.
Православная часовня въ лагерЪ. Въ алтарЪ стоить интернированный православный священникъ о. Дiонисiй КисЪлевскiй.

Говорятъ, что капитанъ Strick yxoдитъ. Онъ будто бы обидЪлся тЪмъ, что не произведенъ въ маіоры. Добрый человЪкъ—дай Богь, чтобы здЪсь остался и дальше. Сюда приходитъ комендантомъ будто бы полковникъ Streicher. Служившій подъ нимъ въ свое время д-ръ Крушинскій высказывается о немъ похвально. Увидимъ.

Вечеромъ былъ у насъ Никола. Играли, какъ ежедневно, въ преферансъ.

22, февр. — Приморозокъ и хорошая погода. На одномъ только нашемъ „гофЪ" за ночь уже есть 3 покойниковъ! Ахъ, Господи, помилуй насъ и сохрани!

Газеты пишутъ, что будто австрійцы русскихъ побили и выперли къ Ста-иславову но это не предвЪщаетъ близкаго конца.

Янко получилъ днесь письмо изъ ВЪны отъ Кунды, въ которомъ сообщается, что единственный сынъ

42

Скшинскаго убитъ подъ Варшавой, a жена Скшинскаго живетъ во ВЪнЪ.

Капитанъ извЪстилъ имЪющихъ изъ карантинныхъ бараковъ выйти на свободу, что при ихъ выходЪ у нихъ будетъ произведенъ строжайшій обыскъ. Имъ запрещено брать отъ кого бы ни было изъ здЪсь остающихся какія либо частныя письма или просьбы, жалобы и т. п., съ угрозой, что за это останутся на 8 дней подъ арестомъ.

(Осооое примЪч.). На „гофЪ" въ I отдЪленіи Стадлеръ воздвигъ позорный столбъ съ желЪзнымъ кольцомъ. Къ этому столбу привязывали, подвЪшивая, виновныхъ, т. е. производили anbinden. Случилось, что кухарка велЪла одному мужику собрать у кухни картофельные отбросы и вынести. Онъ это сдЪлалъ, но, роясь въ нихъ, нашелъ 4 кроны и спряталъ себЪ въ карманъ, караульные, однако, замЪтили это и донесли Стадлеру. Онъ приказалъ сейчасъ мужика подвЪсить на этомъ столбЪ.

Случайно проходилъ въ то время русскій военноплЪнный, вольноопредЪляющійся, хорошаго вида и красивый юноша, и обратилъ вниманіе капитана Шмидта на страшныя страданія подвЪшеннаго на столбЪ крестьянина и не скрывалъ своего возмущенія.

— Но вЪдь же и у васъ въ Россіи примЪняются къ виновнымъ строгія наказанія, - сказалъ капитанъ.

— Да, — отвЪтилъ солдатъ, — но не такія; ужъ лучше было бы ему сразу же пулю въ лобъ, чЪмъ такой позоръ. Что за варварство!

Слово это возымЪло свое дЪйствіе — этотъ столбъ вскорЪ потомъ убрали.

Былъ вечеромъ у Николы — поговорили.

Покойниковъ 14 чел.

23 февр. — Всю ночь падали то дождь то снЪгъ, a настало болото.

Смутныя вЪсти доходятъ изъ Галичины. Говорятъ, что русскія войска собираются отступить къ Гродну, Ковлю и Брестъ Литовску, a въ такомъ случаЪ, конечно, оставятъ и Галичину... A почему, непонятно. Впрочемъ, что и какъ тутъ знать?

Померъ о. Гмитрыкъ — молодой священникъ, находящійся здЪсь съ жекою. Это событіе очень опечалило насъ. Вотъ и новая вдова по священникЪ.

Вечеромъ посидЪлъ у Николы, поговорили о будущемъ.

Покойниковъ 9 чел.

24. февр. — Похороны о. Гмитрыка въ 3 ч. пополудни. На мЪсто Николы придетъ Шоршъ изъ нашего барака.

Съ Коломыйцемъ въ госпиталЪ плохо. БЪднякъ Іосифъ безпокоится, чтобы не померъ. Очень боленъ и д-ръ Добія.

Днесь мощный и морозный сЪверный вЪтеръ.

Вчера возвратился въ баракъ нашъ возлюбленный д ръ Вл. Могильницкій. ПривЪтствовалъ его въ баракЪ Zimmer-kommendant Козакъ, за что д-ръ Могильницкій поблагодарилъ сердечно. Онъ еще слабъ и повидимому долженъ еще въ баракЪ вылеживаться нЪкоторое время, чтобы вполнЪ оправиться, и только послЪ этого сможетъ снова взяться за работу — леченіе нашихъ больныхъ.

Говорятъ, что во ВЪнЪ мука уже считается Luxusartikel-емъ. Скверно!

Вчера уЪхало много изъ подъ карантина освобожденныхъ и конфинованныхъ, но Курыловичъ почему то остался, его задержали, потому что будто противъ него выдвинуто какое-то обвиненіе.

(Особое прим.). По госпиталямъ, въ которыхъ лежатъ наши больные крестьяне, показывается врачъ врядъ-ли разъ въ недЪлю, да и то дЪлаетъ осмотръ только рrо fоrmа, почти нигдЪ, ни на минуту, не останавливаясь, больныхъ не осматриваетъ и никакихъ лекарствъ не прописываетъ. Больные лежатъ, оставленные совершенно на попеченіи Zimmerkommendant-овъ. Если они чтонибудь получаютъ, то покупаютъ на это для больного молока, булокъ и т. п., если же нЪтъ, больной такъ и погибаетъ безъ всякой помоши. Единственное удобство развЪ въ томъ только, что съ больного снимаютъ вшивое платье и одЪваютъ въ чистое бЪлье. Есть много такихъ людей, которые и по днесь еще ни разу не купались. Отъ

43

долговременной грязи все тЪло какъ будто дегтемъ смазано, ажъ черно.

Въ 3 ч. отслужили надъ тЪломъ пок. о. Гмитрыка панихиду. ПЪлъ хоръ. Ho „культурный" нЪмецъ и въ этомъ случаЪ показалъ себя: во время панихиды на собранную около покойника моляшуюся толпу нашей интеллигенціи, наЪхалъ большой тяжело нагруженный возъ съ запряженными къ нему волами, заставляя присутствующихъ на богослуженін разступаться въ стороны, a затЪмъ капитанъ еще злился на нихъ за то, что богослуженіе по его мнЪнію, совершалось слишкомъ долго и мЪшaло свозкЪ телЪгами строительнаго матеріала и вообще работЪ.

Въ газетахъ съ фронта нЪтъ никакихъ извЪстій — зго также показательно.

25. февр. - Приморозокъ. Съ самаго утра постоянно гудятъ надъ нами бипланы. Съ ночи болитъ меня днесь горло.

Автомобилемъ пріЪхалъ сюда 23 с. февраля д-ръ Кормошъ и забралъ Мельничуковъ и о. Ольшанскаго. Вчера же (24 с. февраля) пріЪхалъ извозчикомъ о. Ст. Мікаръ и привезъ отъ "украинскаго" комитета какую то „запомогу" (вспомоществованіе), которую и роздалъ помежду нЪкоторыхь. Говорилъ, что будто д-ръ Ганкевичъ и др. ходили къ намЪстнику въ ГрацЪ съ предложеніемъ, чтобы отсюда освободили всю интеллигенцію. Кобы далъ это Господь и вЪнчалось все это успЪхомъ!

(Особ. счет. зам.): Депозитъ — Конгруа 686-86 488-12 306 86 380-00. Дня 16/12 1914 — 158-12 „ 25/2 1915 — 20 — за январь и февраль 228-74 686-86 Дня 10./3 вд. 128-74 306-86.

Laiss сказалЪ, что съ Коломыйцемъ очень плохо. БЪдняга Іосифъ опечаленъ. Въ каждый моментъ можетъ наступить кончина.

Вчера собрали мы въ баракЪ для крестьянина Залужнаго почти 10 кронъ.

Онъ составляетъ хорошій эпосъ о нашемъ тяжеломъ пребываніи въ ТалергофЪ. Особенно ярко вышли описанія казни въ Бригидкахъ крестьянина, a затЪмъ бл. п. о. Максима Сандовича. Выйдетъ хорошая книга, если Господь позволитъ вернуться на родину.

Вчера забрали вь госпиталь дЪвушку Левицкую, суженую студента унив. Пирога. И съ о. Корниліемъ Литвиновичемъ, взятымъ изъ нашего (№30) барака, тоже плохо.

ЗамЪстителемъ Н. Красицкаго, назначенъ старшій учитель изъ Буковины Шоршъ, человЪкъ русскихъ убЪжденій (но его сынъ мазепинецъ). Семья его живетъ съ ноября въ ВЪнЪ, но его здЪсь держатъ. Онъ читаетъ газеты, a намъ лишь передаетъ ихъ содержаніе.

По днесь померло всЪхъ 1074 чел.!

ПослЪ кофе пошелъ я къ НиколЪ. Онъ вышелъ мнЪ навстрЪчу съ радостнымъ лицомъ и привЪтствовалъ меня слсвами: Servus, коллега, поздравляю!

— Ну, что же новаго? — удивился я.

— Сію минуту узналъ, что и ты конфинованъ.

Я обнялъ его и Славка и расцЪловалъ.

ВЪсть эта первая прерадостная изъ всЪхъ радостныхъ въ ТалергофЪ, сильно подЪйствовала на меня. Я такъ обрадовался какъ никогда прежде въ жизни, кажется, былъ въ особенно приподнятомъ расположеніи духа и не могъ никакъ скрыть этого своего неожиданнаго счастья. Даже окружающіе меня, которымъ я не выдалъ этой тайны, замЪтили у меня чрезвычайное оживленіе и юморъ и приписывали это тому обстоятельству, что у меня зубная боль прекратилась.

Что слышно, однако, съ Янкомъ и его отцомъ, еще не сообщилъ П.,такъ я заблагоразсудилъ пока что скрывать предъ ними о сообщенной мнЪ и меня касающейся вЪсти, пока не узнаю и о нихъ, но надЪюсь на Господа что и они будутъ конфинованы.

Какъ благъ Господь, нЪтъ предЪловъ милосердію и милостямъ Его! Трудно передать хоть приблизительно мои теперешнія мысли о благости Божіей.

44

ВЪдь же мое дЪло сложилось, было, совсЪмъ скверно: прежде всего по волЪ Божіей, первая моя жалоба пропала въ РогатинЪ затЪмъ вышло другое бЪдствіе — протоколъ со мною совЪтника Фиды. День 9/12. 1914 г. былъ тяжелъ для меня, тогда мнЪ и о. Сенику сообщилъ сов. Фида, что приказано насъ обоихъ отправить въ ВЪну. Но Господь благъ и многомилостивъ и Пречистая ДЪва Марія выслушала мольбы мои... Я послалъ 11/12 1914 г. добавочное заявленіе въ Landwehrgericht во ВЪну и тамъ навЪрно слЪдователь заблагоразсудилъ прекратить противъ меня слЪдствіе. До самаго вчерашняго дня ждалъ я все время, что, вотъ, молъ, не сегодня такъ завтра, позовутъ меня подъ карантинъ, a затЪмъ отправятъ во ВЪну, и вдругъ - нечаянная радость: я буду конфинованъ!

Милостивый Господи, сколько разъ въ жизни своей испыталъ я на себЪ обиліе благодати Твоей! Милость и благость Твои всегда были и на мнЪ и семьЪ моей. Я крЪпко уповаю, я увЪренъ, что коли я здЪсь живъ, то и семья моя тамъ живетъ. Можетъ Господь всЪхъ насъ помилуетъ и дозволитъ вновь сойтись и вмЪстЪ до конца живота благодарить Его за всЪ безконечныя благодЪянія Его. Недостоинъ я этого, я грЪшный рабъ Твой, но помилуй и подай Господи.

Днесь такъ весело мнЪ на душЪ... Вступила въ нее новая надежда, что, можетъ, вырвусь изъ этой недоли безпредЪльнаго человЪческаго горя и слезъ.

Узналъ я вчера, что и Николай Басъ померъ, a очень больны Павелъ Людкевичъ и Ник. Быкъ.

26. февр. — Морозъ. День хорошій. Я спалъ, однако, не такъ хорошо, какъ бывало до сихъ поръ. Былъ взволнованъ, просыпался и не могъ уснуть.

Д-ръ Дзьоба померъ днесь. Съ о. Коломыйцемъ, какъ будто немножко лучше.

Узналъ я днесь, что Янко и его отецъ свободны отъ всякаго обвиненія, и слЪдовательно, можно надЪяться, будутъ или освобождены совершенно или же конфинованы. Слава Богу! лишь бы рЪшеніе властей скорЪе послЪдовало, чтобы не пришлось по нЪскольку недЪль ждать очереди, когда позовуть подъ карантинъ.

27. февр. — Померъ о. Корнилій Литвиновичъ, т. е. очередной уже 12-ый священникъ, a первый изъ Станиславовской епархіи. У него, говорятъ, была, кромЪ тифа, также болЪзнь почекъ.

Днесь я сообщилъ Янку то, что узналъ.

Laiss сказалъ, что съ о. Коломыйцемъ очень плохо, если доживетъ до завтра, то можно надЪяться, что будеть живъ. Іосифъ крайне удрученъ, но приготовленъ ко всему.

Я просилъ его спросить Laiss-a кaсательно моего конфинованья. НедовЪряю, вЪрна ли вЪсть, переданная мнЪ Красицкимъ. Боюсь, не обмануло ли oтносительное лицо Красицкаго.

Въ 3 ч. похороны о. Литвиновича, идемъ отслужить панихиду въ часовнЪ. Я чувствую себя бодрымъ, есть аппетитъ и сонъ былъ хорошъ.

Очередной н-ръ гроба о. Литвиновича 1105.

Вечеромъ былъ отслуженъ у насъ парастасъ по покойникамъ о. ЛитвиновичЪ и д-рЪ ДзьобЪ (онъ померъ вчера).

Захворалъ острой ипохондріей отецъ Діонисій КисЪлевскій. Призывалъ д ра Войтовича, этотъ ничего не нашелъ, днесь совЪтовался д-pа Могильницкаго, самъ дЪлалъ себЪ натиранія, примочки, мЪрилъ температуру тЪла, наблюдаль ударенія пульса и пр. Видя у него такое разстройство, д-ръ Могильницкій посовЪтовалъ ему перейти въ обсерваціонный баракъ. Тамъ пробудетъ 1 — 2 дня. БЪдный человЪкъ. Передалъ мнЪ ключики отъ своего чемодана и деньги.

28. февр. — Морозъ. Я дЪлалъ себЪ компрессъ на горло — помогло мало. По заявленію врачей днесь критическій день для о. Коломыйца. Іосифъ встревоженъ.

Въ баракЪ № 25 помЪщены реконвалесценты, ихъ тамъ находится теперь 380 чел.! Какой тамъ воздухъ! И каково тамъ вообще положеніе этихъ выздоровляюшихъ! Многіе тамъ вновь заболЪваютъ. Тамъ и Василь находится.

45

Днесь передалъ мнЪ о. КисЪлевскій изъ своего барака, что у него bronchitis(?) и просилъ передать ему нЪкоторыя вещи.

Теперь о. Сеникъ предлагаетъ составить еще разъ полный списокъ священниковъ, не получившихъ конгруи, и послать его въ Бялу, гдЪ теперь находится львовское намЪстничество. За составленіе такого списка съ отн. заявленіемъ взымалась бы съ каждаго священника, отдЪльно плата по 1 кронЪ. Говорятъ, что это слишкомъ дорого.


ТАЛЕРГОФЪ. Группа талергофцевъ изъ Знесенья возлЪ Львова.
Съ лЪва на право: 1. Фома Семенъ. 2. Северинъ Билинкевичъ. 3. о. Вас. Лончина. 4. Емилiя Билинкевичъ. 5. о. сов. А. Билинкевичъ. 6. Иванъ Тарнавскiй. 7. Вас. Наорлевичъ. 8. Григорiй Кошулинскiй. 9. Ив. Вацикъ. 10. Лука Старицкiй (Умершiй въ 1916 г. талергофецъ изъ Знесенья Илья Петрашинъ былъ перенесенъ въ эту гробницу 14. апр. 1929 г.)

На обЪдъ подали днесь капустнякъ, мяса было довольно много. Вь 6 ч. скончался о Вл. Коломыецъ. Я приготовилъ къ этой печальной вЪсти Іосифа. Онъ завтра идетъ подъ карантинъ. БЪдняга очень прибитъ горемъ. Пошелъ узнать, что съ его вещами (золотые часы и деньги).

Узналъ я, что Ант. Курка находится въ Бялой, куда эвентуально отправиться намЪренъ и Іосифъ. Я передаю ему письмо съ тЪмъ, чтобы Іосифъ отыскалъ Курку и похлопоталъ о моемъ и Янка освобожденіи и о выплатЪ конгруи за I четверть 1915 года. Господь вЪдаетъ, удадутся ли эти планы, но человЪкъ прилагаетъ всЪ старанія и усилія, чтобы добиться освобожденія. Ахъ, золотая свобода! Никогда я не зналъ цЪны тебЪ, ажъ теперь! Былъ я днесь еще у Красицкаго. Онъ долженъ завтра, вмЪстЪ съ сыномъ, явиться у бани и перейти въ карантинный баракъ. Хочу еще завтра утромъ — если Господь допоможетъ — посЪтить его и проститься съ ними обоими. Смерть бл. п. Владка станетъ народъ объяснять, какъ наказаніе Божіе за его плохое обращеніе съ людьми!


mnib-msk@yandex.ru,
malorus.ru 2004-2018 гг.