Талергофский Альманах
Выпуск IV. ТАЛЕРГОФЪ. Часть вторая.
Главная » Талергофский Альманах 4
103

Жизнь въ баракахъ.

Со временемъ перевели всЪхъ насъ изъ гангара, изъ палатокъ и изъ „шопы",въ готовые бараки и, вотъ, началась въ нихъ наша заточническая жизнь, такъ очень далеко отъ своихъ, подъ терроромъ военной команды, при скудныхъ, сумбурныхъ и лживыхъ извЪстіяхъ о войнЪ.

Намъ не было свободно много ходить по двору; намъ нелегко доводилось ходить въ др. бараки къ своимъ знакомымъ, чтобы другъ друга радовать или чтобы другъ другу въ чемъ-нибудь помочь. Насъ всегда подозрЪвали въ злонамЪренности и считали касъ крайне вредными и опасными людьми. A между тЪмъ, всЪ мы, заточники, оказались ввиду всего начальства спокойными и корректными и, кромЪ того, — за малыми исключеніями — заключенные были, т. е. оставались и здЪсь людьми набожными и богомольными. Между нами находились и два интелигентныхъ англичанина. Одинъ изъ нихъ, познакомившись съ нами и присмотрЪвшись намъ, оказывалъ намъ симпатіи и дружбу, жалЪлъ насъ крЪпко и говорилъ: „Вы, русскіе, удивительный народъ. Васъ здЪсь такъ много и всЪ вы такъ ужасно угнетены, загнаны и прижаты, и все же здЪсь — только тихіе богомольцы! Думаете ли вы, что вы себЪ этимъ положеніе и долю поправите? Никогда! „На похиле дерево и козы скачутъ!"—былъ смыслъ его рЪчи. Если бы было здЪсь насъ столько, сколько васъ, мы бы всего этого варварскаго террора и часа нестерпЪли!"


Крестьянинъ Мефодiй Васильевичъ Гриникъ изъ Яблоницы поль.

Намъ горько доставались и комомъ въ горлЪ ставали всЪ куски хлЪба, всЪ завтраки обЪды, и ужины. Иногда приказывали намъ сидЪть преспокойно на своихъ логовищахъ съ посудой и ждать въ совершенномъ молчаніи подаянія одной варехи какого-то постнаго, a то и поистинЪ отвратительнаго кушанья; иной разъ велЪли намъ ставать на дворЪ возлЪ барака, zwa-a zwa, для полученія кушанья, и сохрани Господь, чтобы кто-нибудь другъ друга опередилъ. Поплатился бы! Все такое обращеніе съ нами было для насъ крайне унизительно и оскорбительно. Но что было дЪлать?

104

Весьма печально проходили намъ все дольшими стававшіе вечера и ночи, ибо бараки освЪщались скудно, только двумя керосинными лампами, но мы и за это благодарили Бога, ибо въ неосвЪщенныхъ баракахъ было бы гораздо хуже.

Наши ночлеги первой осени и первой зимы были и жалки и опасны, ибо мы спали плотно другъ возлЪ друга, чаще всего не роздЪваясь и обуви не снимая, и при томъ здоровые возлЪ больныхъ, a больныхъ, то червонкою, (поносомъ), то тифомъ, то маляріей, и даже чахоткою, постоянно бывало много. Мы спали — это надо помнить — на одной истертой соломЪ, постеленной на мокрой землЪ!

При всемъ этомъ бЪдствіи всЪхъ насъ обсЪла страшная нужда — милліоны вшей. Мы, правда, переводили два раза въ день старательное ихъ гоненіе-избіеніе, но вся наша борьба съ ними оказывалась безуспЪшной, онЪ удивительно живо вновь появлялись. ОнЪ то и разносили заразныя болЪзни съ однихъ узниковъ на другихъ, по всЪмъ баракамъ.


mnib-msk@yandex.ru,
malorus.ru 2004-2018 гг.